Полезная информация

    Вкус к жизни

    Вкус к жизни

     

    Всю жизнь, сколько себя помнила, Ирина всегда была худенькой. Конституция тела не располагала к набору лишних килограммов. И поесть тоже особо никогда не любила. Есть ведь такие люди, про которых говорят: "Не в коня корм". Метут всё подряд в огромных количествах и не толстеют. А у неё с детства не было аппетита. Сама себя так и называла "малоешкой". В юности страдала от своей худобы, завидовала подругам "в теле" и мечтала поправиться. Но с возрастом стала спокойно относиться к своему хрупкому телосложению, а перевалив 50-летний рубеж, даже стала гордиться тем, что на фоне своих расплывшихся от жира подруг, выглядит юной стройняшкой. Хотя, несколько лишних (по её мнению) килограмм она, всё же, набрала и любимые джинсы, которые она носила несколько лет назад стали ей тесны, так и не успев износиться. Правда, толстушкой её это отнюдь не сделало: талия по-прежнему оставалась на своём месте, а намёка на животик даже и не появилось. Просто вместо костяшек, на которых было больно сидеть, теперь у неё появились нормальные человеческие ягодицы, да слегка округлился овал лица. Этим всё и ограничилось. Дальше вес не рос и Ирину это вполне устраивало. Теперь, глядя на разжиревшие задницы и вторые подбородки своих подруг, она с улыбкой вспоминала, как в юности мечтала прибавить хотя бы несколько килограмм. Радовало её и то, что в отличии от большинства своих знакомых, ей не нужно было сидеть ни на каких диетах. Ела она и раньше немного, а сейчас, когда сын давно уже женился и жил отдельно (а мужа у неё и вообще никогда не было), Ирина не утруждала себя кулинарными изысками: готовила чисто для себя, а потому мало и просто. 

    Её сын Володя в детстве тоже был худеньким, но когда женился и ушёл от матери, начал поправляться. Сказалась разница в подходах к питанию: жена сына, в отличии от матери, готовила много и кормила домашних, что называется, "на убой". Сама она худышкой тоже, конечно, не была, а после 10 лет совместной жизни и мужа откормила до приемлемого, по её меркам, состояния. И, хотя, слишком толстым он пока ещё не был, но заметное брюшко уже успел отрастить. Ирине это, конечно, не сильно нравилось (она никогда не любила толстых мужиков), но вмешиваться со своими советами в семейную жизнь сына она не считала нужным. "Пусть живут, как знают", — думала она, не желая осложнять отношения с невесткой. Впрочем, сыну наедине, иногда высказывала, что не грех бы ему сесть на диету, но от этого ничего не менялось.

    Жена сына не работала, сидела дома, занимаясь детьми и домашним хозяйством. Ирину это тоже слегка раздражало: сама она, воспитывая сына без мужа, всю жизнь крутилась на двух работах и считала это нормой жизни. "От того она в свои 35 лет и расплылась, как квашня, что с кухни не вылезает", — думала Ирина, сравнивая свою точёную фигурку с пышными формами невестки. 
    Но несколько дней назад размеренная жизнь Ирины слегка изменилась. Позвонил Володя: "Мам, я завтра отправляю своих на дачу. Можно, я пару-тройку дней поживу у тебя, а то у нас на две недели горячую воду отключили. Ни самому не помыться, ни посуду нормально не помыть… У вас ведь вода есть? -Хоть под душ встану, а то задолбало уже воду специально для этого греть..." 
    "Конечно, сынок", — обрадовалась Ирина. "Приезжай, живи сколько нужно. Я так редко тебя вижу!" 

    И вечером после работы Володя позвонился в дверь. В руках у него были два больших полиэтиленовых пакета, набитых продуктами. "Зачем столько?", — удивилась Ирина. "Ну, не выбрасывать же теперь, раз принёс?" — ответил сын. "Ты ведь сама, наверное, редко себя вкусностями балуешь, а я вон тортик тебе купил. И ещё много чего полезного". От тортика, Ирина, конечно не отказалась, хотя сама себе, действительно таких вещей не покупала никогда, считая это излишеством. И сама даже не заметила, как за чаем умяла три больших куска: "Объелась я, сынок. Пойду, пожалуй, прилягу". Сын только плечами пожал: "А что тут есть-то? -Ты ведь, кроме этого торта на ужин поди и не ела ничего..." "Ну что ты, какой ужин?", — ужаснулась Ирина. "Больше в меня ничего уже и не влезет. Я и так переела уже: в желудке тяжело!" "Да, желудок у котёнка не больше напёрстка!", — рассмеялся Володя. "Ладно, лежи уже, переваривай съеденное, как удав, а я пойду посуду помою". Ирина и на самом деле чувствовала себя удавом, целиком заглотившим жертву. "Нельзя так издеваться над желудком", — думала она. "Конечно, тортик был просто восхитительный, но завтра, наверное, от такого количества сладкого и жирного, где-нибудь в печёнке заколет...". Но утром, как не странно, никакого дискомфорта она не почувствовала. Володя уже ушёл на работу, Ирина встала, умылась и пошла завтракать. На завтрак она обычно заваривала себе кашу на воде из овсяных хлопьев, но сегодня ведь в холодильнике стояла ещё целая половина вчерашнего тортика и Ирина решила заменить полезную кашу бесполезным с точки зрения здоровья кусочком торта. "Ничего страшного, наверное, не случится", — подумала она. "Вчера же я целых три куска умяла и печёнка у меня, вроде, в порядке" Ирина поставила на плиту чайник и полезла в холодильник за тортом. Отрезала маленький кусочек (памятуя о вчерашнем излишестве), положила на блюдце и стала ждать, пока вскипит чай.  В ожидании съела одну ложечку торта, потом другую… Когда засвистел свисток чайника, блюдце было уже пустым. "Ну я даю..!", — усмехнулась она. "Надо повторить, а то в желудке как-то ничего не чувствуется. Кусочек- то я себе отрезала на один зубок, как украла. Надо нормальный кусок отрезать, а не ерундой такой заниматься". Следующий кусок с избытком удовлетворил скромные потребности желудка женщины и она убрала торт в холодильник. "Хорошего понемножку", — сказала она сама себе. "И так от пуза наелась. Почти как вчера. Сейчас полежу немного и надо бы квартиру пропылесосить". Но торт в холодильнике не давал ей покоя. Ирина внезапно вдруг выяснила, что желание поесть может быть обусловлено не только чувством голода… "Ну я и сладкоежка", — подумала она. "Никогда за собой этого не замечала, но сейчас видно, уже слишком давно не ела такой вкусноты..." Полежав ещё немного, Ирина встала с дивана и уверенным шагом направилась к холодильнику. "Съем ещё один кусочек", — решила она. "Пускай мой живот лопнет, но съем. Не часто ведь я себя этим балую...". Съела она, конечно не один, а целых три куска и, запив всё это чаем, вразвалочку поковыляла обратно к дивану. "То что осталось, — это Володе. Я уже и так чего-то разошлась не на шутку", подумала она про себя. Откинувшись на диван, Ирина вдруг ощутила полнейшее удовлетворение жизнью. Несмотря на то, что желудок её был переполнен бисквитом и кремом так, что она с трудом могла дышать, ей было хорошо. Она обнаружила, что сам процесс переваривания пищи приносит ей просто физическое удовольствие. И так, наслаждаясь приятной тяжестью в желудке, она задремала. 

    Разбудил её звонок в дверь: у сына не было ключей. "Это ж сколько времени я провалялась?", — удивилась Ирина, направляясь к двери. "Пол -дня, что ли? Уже Володя успел с работы прийти!" Она усадила сына за стол, принялась разогревать ужин, но заглянув в холодильник, вдруг с ужасом поняла, что от торта почти ничего не осталось. В коробке сиротливо лежал лишь один маленький кусочек. Точно такой, с какого Ирина так скромно начала сегодня свой завтрак, заменивший ей даже и обед. "Ни фига себе! Я же в одиночку сожрала почти целый огромный торт!", — ужаснулась Ирина: "Даже мальчику моему почти не оставила". Ей стало очень стыдно и когда Володя доел макароны с домашней котлетой, она смущённо сказала: "Знаешь, сынок, а я почти весь торт съела… Сама от себя не ожидала такого. Уж очень он вкусный оказался… Но там и тебе остался кусочек..." Володя посмотрел на остатки торта и рассмеялся: "Ну ты и даёшь стране угля, мама! То вчера от трёх кусочков охала, что объелась, а тут аж пол-торта в себя запихала и хоть бы хны! Да ты, оказывается, поесть не дура..!"  "Да ладно тебе, сынок", — оправдывалась Ирина. "Я ведь, сам знаешь, кушаю совсем мало. Просто давно себя сладким не баловала… Сама не знаю, что на меня такое нашло. Больше так не буду. Нельзя столько жиров и углеводов в себя пихать. Ты ешь, а мне на сегодня уже хватит. Ужинать я уже не буду". "Не говори ерунды", — улыбнулся Володя. "Ужинать она, понимаешь ли, не будет… Садись и поешь нормально. Такие крайности никому не нужны: то пол-торта в себя запихивать, то голодом сидеть. Растолстеть тебе всё равно не грозит: не та у тебя конституция". "Ну ладно, поем немножко", — сказала Ирина. "А то действительно уже есть чего-то хочется… Я ведь тортом ещё до обеда развлекалась, а сейчас уже ужин..." Сын с недоумением посмотрел на ту детскую порцию, которую она положила себе в тарелку. "Хватит ерундой заниматься, мама. У меня дети больше едят, чем ты себе положила. Ты что, решила устроить себе разгрузку после ударной дозы торта? Никогда не думал, что ты этим озабочена..." Возражение Ирины, что это, дескать, её обычная порция, не нашло у сына понимания. Он лишь покачал головой. "Сначала с тортом опростоволосилась", — подумала она, "А теперь ещё он будет меня подкалывать, что  я, как девочка-припевочка, сижу на диете". Чтобы не попадать в ещё более неловкое положение, она добавила себе в тарелку макарон и положила сверху две котлеты. Это было для неё действительно много, но она мужественно всё съела. "Так ведь и действительно растолстею, пока он у меня гостит", — промелькнула у неё в голове мысль. Но после пары сдобных булочек, умятых ею с чаем за компанию с Володей, это её уже не беспокоило. "Пойду я полежу, сынок. Помоешь посуду?", — спросила она. "Иди, отдыхай, малоешка", — ответил сын. 

    Володя прогостил у неё до конца недели, а в выходные уехал к семье на дачу. "Не буду уже больше тебя беспокоить", — сказал он. Может быть, на неделе только зайду в душе у тебя помыться..." Ирина, конечно, уговаривала его остаться ещё на недельку, но сама в душе была даже и рада, потому что время проживания сына превратилось для неё в какую-то обжираловку. Конечно, подвигов с поглощением огромных тортов за один присест она больше не повторяла, но её обычная порция на тарелке существенно увеличилась. К тому же сын каждый день баловал её разными вкусностями, которые она себе обычно не покупала. "Теперь снова буду заваривать по утрам овсяные хлопья на воде. И вообще, хватит жрать. Всю неделю ведь ем, как прорва. Никогда раньше столько не ела", — подумала Ирина. После ухода Володи, она вдруг с удивлением вспомнила, что уже целую неделю не ходила в магазин, да и вообще никуда из дома не выходила: Володя сам приносил всё необходимое. "Надо пойти до магазина хоть прогуляться", — решила она, сняла домашний халат, в котором проходила всю неделю и начала одеваться для выхода на улицу.  Заглянув в шкаф, Ирина с грустью посмотрела на свои любимые джинсы, которые ей стали маловаты несколько лет назад. Она так и не решилась до сих пор их выкинуть или кому-нибудь отдать. Всё тешила себя надеждой, что похудеет и снова в них втиснется. "Ну эти-то сейчас, после недели столь интенсивного питания, на мне даже, наверное, и не сойдутся. Об этом и думать нечего", — грустно улыбнулась она и сняла с вешалки свои обычные летние брюки. Уже, начав одевать их на ноги, Ирина почувствовала неладное, а попытавшись застегнуть на талии, просто засмеялась: "Ну ни фига себе, я растолстела! Даже и не сходятся! А ведь были идеально по фигуре!" Втянув в себя живот, он всё же сумела их застегнуть, но дышать при этом было решительно невозможно. "А на сколько же, интересно, я поправилась?", — подумала Ирина. Весов  у неё в доме отродясь не было, а идти взвешиваться к соседке было стыдно. Тогда Ирина вдруг вспомнила о зеркале в ванной и направилась туда, чтобы рассмотреть, хотя бы свою фигуру в полный рост, если уж сейчас нет возможности взвеситься. В зеркало она, конечно за эту неделю заглядывала и видела, что лицо у неё слегка округлилось, но на то, что ниже, внимания пока не обращала. Увиденное в зеркале её не шокировало: толстухой она за неделю, конечно, не стала, но некоторые вещи слегка удивили. Прежде всего, у неё появился живот. Маленькая складочка под пупком, появившаяся у неё несколько лет назад, заметно выросла и по бокам переходила в жировые "крылышки", которых до этого не было и в помине. Верхняя часть живота тоже теперь слегка выпирала, образуя вместе со складками, небольшое, но круглое пузико. "Обалдеть!", — вырвалось у Ирины. Она и сама не понимала, что означает этот удивлённый возглас: испуг или радость. Дело в том, что она в детстве, всегда мечтала отрастить такой живот, как у мамы. Тогда ей почему-то казалось, что женщина обязательно должна быть с животом и она выпячивала вперёд своё впалое тощее пузико. В юности тоже комплексовала по этому поводу, но потом смирилась со своей осиной талией и даже начала гордиться ею… А теперь вот она, мечта детства! Ирина нежно погладила эту мечту рукой, ощутив при этом приятное и тянущее чувство в промежности. Такая реакция её испугала и она тут же сказала себе: "Так, хватит! Растолстела, как корова! Немедленно на диету!" Но тут же сама и засомневалась в правильности своих слов: изменения в её теле ей НРАВИЛИСЬ! Она вдруг поняла, что такая вот слегка пузатая и в меру упитанная тётенька ей нравится гораздо больше той субтильной девочки, которой она была какую-то неделю назад. Ирина с интересом продолжала разглядывать своё тело. Повернувшись задом, она обратила внимание на свою округлившуюся попу и навесы на боках, которые были видны и сзади. Груди, которых до этого у неё вообще почти не было, тоже слегка округлились. "Теперь хоть под блузкой заметно будет, что у меня грудь есть", — подумала Ирина. Хотя, попа и грудь поправились не так сильно. Ирина заметила, что основная часть прибавки произошла в области талии и живота. "Как у мамы", — подумала с теплотой Ирина. Её мама тоже была такая вот пузатенькая и широкая в талии, имея при этом маленькую грудь и ягодицы. Хотя,  в области ягодиц Ирина, похоже имела все шансы её превзойти: попа у неё уже была сравнима с маминой, а вот живот всё ещё намного меньше. "Ну ничего, наверстаю", — подумала Ирина и сама испугалась такой мысли. "Полнота — это вещь нездоровая. Не нужны мне лишние килограммы. Надо худеть!", — сказала она вслух, споря со своими ощущениями. Но этот её внутренний спор был прерван чувством голода. "Так, хватит думать, надо сначала съесть что-нибудь, а потом найти, в чём же я теперь буду ходить на улицу: все штаны и юбки мне теперь малы!" Ирина решительно направилась на кухню и умяла там остаток пирожных, купленных вчера сыном. А после того, как это заглушило на время голод, отыскала в шкафу брюки с резинкой на талии, купленные в прошлом году. Они, конечно, сейчас были ей в обтяжку, но по крайней мере на живот налезали и не стесняли дыхание. "Живём!", — подумала Ирина и, одев блузку, которая, в отличии от штанов, совсем не была ей мала, пошла в магазин. Овсяных хлопьев, которые собиралась там взять, она так и не купила, зато купила весы и пару небольших тортиков. Подумала, что: "Вот сегодня вечером ещё от пуза наемся, а завтра приму решение: худеть мне или не худеть?" Домашнее взвешивание показало, что она прибавила 6 килограмм. "Надо же, почти по килограмму в день наедала...", — подумала Ирина. "Заботливый у меня сынок, хорошо кормил мамочку..." И с этими мыслями она плотно поужинала жареной картошкой, умяв на десерт оба купленных в магазине тортика. "А второй я же собиралась оставить на завтра...", — с запозданием подумала Ирина. "Ну ладно… Завтра куплю ещё", — решила она, забыв о своём обещании принять решение насчёт диеты.

    Через несколько дней к Ирине в гости зашла её подруга Надя. "Ни фига себе, ты, мать, растолстела..!", — сказала она с порога. "Да, есть немножко", — улыбнулась Ирина. "Представляешь, сынуля раскормил. Я же тебе по телефону рассказывала, что он своих на дачу отправил и неделю жил у меня". "Так это всего за неделю тебя так разнесло? -Не слабо, однако...", — удивилась Надя. "Ну, положим, не совсем за неделю… Сынок уже давно от меня съехал, а я чего-то всё продолжаю жрать, как прорва. Разъела себе с ним желудок… Сама-то я себе почти ничего не готовила, а тут завтрак обед и ужин… Да ещё и тортики он постоянно покупал..." "Ну ты даёшь, подруга...", — удивилась опять Надя. "А помнишь, меня всё упрекала, что я, типа, толстая..? А теперь, гляди, с такими темпами, ты, чего доброго, и меня за пол годика догонишь..." "Может и догоню", — сказала Ирина. "Но я пока сама не уверена: стоит ли? Тебе же, наверное, тяжело столько килограммов лишних на себе таскать? Вот и я сомневаюсь. Думаю, что всё-таки сяду на диету. Только вот привыкла уже жрать от пуза, даже и отвыкать не хочется..." "Так", — сказала Надя, "Отвыкать, если хочешь, ты начнёшь завтра, а сейчас, раз уж ты сама на тортики подсела, давай мы с тобой хоть раз в жизни нормально посидим. А то я всегда ем, а ты клюёшь только, как птичка" И подруги, налив принесённого Надей вина, умяли тортик, стоявший, как всегда, в холодильнике у Ирины. Надя вызвалась сходить за второй бутылкой. "Только тортиков больше не покупай", — взмолилась Ирина. Я уже и от этого сейчас лопну. И действительно, желудок её был переполнен до отказа. "Ты что, с ума сошла?", — спросила Надя. "Я лично ещё только слегка перекусила, так что тортик будет. Не хочешь — не ешь. У меня пузо тренированое, всё выдержит" Но Ирина, конечно же не смогла оставить подругу наедине с тортиком, хотя раньше именно так она бы и поступила. К концу дружеской посиделки, умяв уже три больших торта, они сидели, отвалившись на спинку дивана в полном блаженстве. Надя-то, положим, могла бы и продолжить, но для Ирины это был уже перебор. "Всё, подруга, я пас", — сказала она, поглаживая раздувшийся живот, который, приняв в себя такое количество бисквита, весьма увеличился в объёме. Резиночка брюк, до этого не причинявшая никаких неудобств, теперь давила на него и не давала свободно сидеть. Ирина приспустила её вниз, под жировую складку и вытянула ноги. Но дышать всё равно было трудно: переполненный желудок давил на диафрагму. Надя же, в отличии от неё, похоже, совсем не испытывала подобных неудобств. "Слушай, и как в тебя столько вмещается?", — спросила подругу Ирина, тяжко отдуваясь от съеденной пищи. "Ты ведь гораздо больше меня съела, а сидишь хоть бы хны!" "Да я бы и ещё столько же могла бы смолотить!", — рассмеялась Надя. "Просто ты моё пузо со своим-то не сравнивай. Объём у нас с тобой разный. Это ты у нас привыкла клевать как воробушек… От пары тортиков уже сидишь, еле дышешь… А я пол-телёнка съем и не охну… Вот так-то, подруга.  А ещё я, в отличии от тебя, никакими резиночками себе талию не перетягиваю. Я же вижу, что тебе брюки сейчас дышать мешают. Можешь их снять. Увидишь, что тебе так легче будет. Кого стесняешься-то? Если уж села со мной за стол, то пузо надо держать на свободе." "И то правда", — согласилась с ней Ирина, стягивая с себя давящие на живот штаны. Но для того, чтобы сделать это, ей пришлось наклониться вперёд, а это сейчас было очень нелегко сделать. "Блин, ну я и обожралась!", —  тяжко выдохнула она после третьей неудачной попытки. "Не вздохнуть, не охнуть… Сама уже наклониться даже не могу". "Сиди уж, чудище!" — рассмеялась Надя, встала и помогла подруге стянуть с себя давящие брюки. "Бери пример с меня.", — сказала она, поглаживая свой огромный круглый живот. "Я своё пузо ничем не стесняю. Особенно перед тем, как пожрать. А я, сама знаешь, это дело люблю..." Надин живот и вправду представлял из себя впечатляющее зрелище. И без того немаленький, сейчас он выглядел просто фантастически, напоминая большой круглый шар. Теперь он выпирал своими округлостями даже под платьем свободного покроя, которое было одето на подруге. "А что бы было, если бы она действительно запихала в себя пол-телёнка?", — с интересом подумала Ирина. "Наверное, тогда даже и этот балахон стал бы ей в обтяжку..." "Завидуешь, подруга?", — спросила её Надя, поймав, её восхищённый взгляд. "Тренируйся, и у тебя такой будет. Ты не переживай, это дело наживное. Хотя, для тебя это будет не так-то просто. Уж больно ты на живот слабенькая. Ешь, как ребёнок". "Да ладно тебе: как ребёнок...", — еле выдохнула  Ирина. "Обожралась так, что нагнуться уже не могу" А сама при этом подумала, что ни за что не станет носить такие балахоны, как Надя. "Может быть, пузо они действительно не стесняют (хоть целого телёнка в него затолкай), но я свой живот прятать не собираюсь", — сказала себе она. Мысли о похудении её больше уже не беспокоили. Теперь она твёрдо знала, чего хочет.

    На следующий день, отлежавшись после вчерашнего неожиданного "праздника живота", Ирина, встав на весы, увидела прибавку веса на целый килограмм. С интересом рассматривая себя в зеркало, она отметила появление у себя второго подбородка и жировых складочек на спине. Всего она за последние две недели прибавила 8 килограмм и была вполне довольна этими изменениями. Животик тоже приятно увеличился в размерах и теперь уже выпирал даже под одеждой. Последнее обстоятельство Ирине особенно нравилось. Эластичные брюки на резинке плотно обтягивали её округлившееся брюшко, а заправленная в них блузка, ранее свободная, а теперь плотно прилегающая к телу, подчёркивала эту часть её фигуры. С довольным видом Ирина погладила себя по пухлому животу. Промежность тут же отозвалась приятно-сладостным возбуждением. Поглаживающая ладонь сама собой сползла с живота вниз под резинку трусов и пальцы коснулись клитора. "Старая сволочь, дрочу на своё пузо", — подумала она, водя по клитору пальцем. Этого она не делала уже лет 15. Отношения с мужчинами для неё закончились с рождением сына, воспитанию которого она посвятила себя полностью, но организм периодически требовал своего и пальцы рук иногда приходили ей на помощь, позволяя выпускать пар. Теперь это давно забытое желание снова вернулось и Ирина точно знала почему. Одной рукой она продолжала поглаживать себя по животу и грудям, а пальцы другой круговыми движениями усиленно массировали клитор. "И почему я так давно этого не делала?", — подумала она. "И ведь не хотелось даже… А теперь вот отрастила пузо и..." Дальше она уже ни о чём не могла думать: внутренний диалог прервало острое наслаждение. Ирина хрипло застонала от удовольствия, прикусив язык и глубоко погрузив палец во влагалище. Слово "пузо", произнесённое про себя, произвело на неё магически-возбуждающее действие, мгновенно прорвав внутреннюю плотину и вырвавшись наружу потоком острейшего удовлетворения. В глазах слегка потемнело и Ирина присела на край ванны.  "Это было хорошо", — подумала она. "Оказывается, достаточно было всего лишь растолстеть, чтобы появился вкус к жизни" С этими словами она встала и направилась к холодильнику: оргазм пробудил аппетит и желудок теперь в свою очередь тоже мощно требовал удовлетворения.

    Зашедший через пару недель Володя аж присвистнул от удивления, глядя на мать. "Мам, ты чего такая широкая-то стала? С тобой всё нормально?", -спросил он, уставившись на неё: "Ты чего-то вдвое поперёк себя шире. Халат, вон, на животе не сходится… Тортиками, что ли одними питаешься?" "Да какими ещё тортиками!?", — соврала, не краснея, Ирина. "Возрастное это. Мне ведь уже не 20 лет, сынок. В моём возрасте это и без всяких тортиков происходит..." А сама при этом думала о том, что "возрастное" — это когда нет интереса ни к еде, ни к половому удовлетворению. Совсем, как было у неё до недавнего времени. Теперь это "возрастное" как раз отступило и появился вкус к жизни. Правда на еду теперь стало уходить гораздо больше денег, да и гардероб надо менять, потому что не налезает уже ничего. "Но это не большая проблема", — думала про себя Ирина: "Володя мне помогает, так что, слава Богу, можно ни в чём себе не отказывать..." И сейчас она действительно чувствовала, что жизнь только начинается...

    2802 просмотра

    Рейтинг: 0 Голосов: 2

    Видеоролики по теме

    Красавица Irrena показывает своё роскошное полнеющее тело

    Красавица Irrena показывает своё...

    27 апреля 2017
    Русская фиди Irrena с forfeed.ru показывает своё роскошное пышнеющее тело, трясёт большим животиком и позирует перед камерой.

    Комментарии 2