• en
  • ru

Let's Play 2

Только не бейте! третия часть рассписанна по пунктам, но у меня сейчас экзамены, подготовка к конкурсу, подготовка проэкта, и шеф завалил работой как всегда в самое не подходящее время… Не то что писать, даже спать приходится урывками… Постораюсь наверстать, вот честно-честно!

Это пока продолжение…

Вечер спускался как-то очень уж быстро. Вода из голубой становилась розоватой, а небо — густо-фиолетовым. Воздух тяжелел, становился влажным. Откуда-то долетал запах специй. Лемару нравились вечера в Бути-Бэе. Ему нравился и сам портовый городишко, и разнообразие, резко отличающее его от Даларана: тут были не только существа, принадлежащие к разным фракциям, но и разные по посвящению, силе, мастерству.

Ветер усилился и Лемар запахнул плащ. В мозгу мелькнула мысль, что надо бы зайти к портному: плащ стал слегка маловат, да и просто последить за собой надо бы… Конечно, учитывая широкие плечи, растущий живот был пока не так уж и заметен, но запускать себя боевому магу тоже не стоит, смех один: этакая туша.

Он зашёл в таверну. Вертлявый Гоблин поставил перед ним кружку с пенным элем и Лемар, сдувая пену, решил, что следить за собой он начнёт чуть позже. Тем более, что-то ему подсказывало, что Гёрна не зря в тот раз выбрала блюдо "на нескольких воинов", и ей интересен не только альянец, и даже не «альянец, маг, толстый», а «альянец, маг, толстый и очень сытый». Он усмехнулся этой мысли и принялся рассматривать посетителей. Вот сидят у стойки две девочки-дренейки, молодые и вертлявые; вот гном с гоблином спорят над чертежами; вот хмурый, потрёпанный ночной эльф смотрит невидящим взглядом на старую картину; вот эльф крови со шрамом на щеке и в тяжёлых доспехах что-то втолковывает орчихе…

Снаружи раздалось скуление, а через секунду двери отворились, и в комнату вошла Гёрна. Эльфийка выглядела напряжённой. Она осмотрелась, заметила Лемара, слегка кивнула, но вместо того, чтобы подойти к нему, широкими шагами направилась к орчихе с эльфом.

— Сволочь, предатель, дерьмо и сукин сын!

Эльфийка замахнулась, намереваясь залепить эльфу пощёчину, но тут же отлетела на другой конец комнаты. Орчиха одним прыжком оказалась рядом с Гёрной, схватила её за горло и прижала к стене. Охотница выхватила нож и с невероятной точностью, одним ударом, загнала искривленное лезвие под тяжелый наплечник. Орчиха закричала, посетители таверны повскакивали — драка намечалась не на шутку: тонкая, гибкая эльфийка — и почти не уступающая ей в скорости крепко сбитая орчиха, по всей видимости, тренированная под защиту. Правда, охотнице не хватало главного козыря: льва. Орчиха рычала, когда маленькие клычки впивались в её зеленоватую кожу, но не теряла ни хватки, ни скорости. Казалось, она просто не замечала болезненных ран. Эльфийка оказалась поваленной навзничь, прикрылась от очередного удара рукой… как оказалось, зря. Хрустнула кость. Лемар вскочил, но ввязываться в драку всё ещё не решался: смущал эльф, вряд ли уступающий ему по рангу. Да и девушки могут в пылу схватки просто наброситься на непонятного альянца… Но если остаться безучастным...

— Ох уж эти женщины...

Лемар от неожиданности вздрогнул. Эльф крови смотрел ему в глаза и слегка улыбался.

— Я дам тебе секунд 10-12. Открывай портал и проваливайте оба. Советую в Танарис. Там спокойней будет.

Лемар едва кивнул, и едва не ослеп — комнату озарило сияние. Эльф оказался паладином, а значит, драку… додумать Лемар не успел. Он действовал на автомате — секунда на заклинание, и он рядом с девушками. Орчиха явно ослабела, но… заморозка на неё. Лемар подхватил Гёрну на руки и почти сразу же провалился в портал, успев на последок почувствовать острую боль в районе груди.


 

***

Из прохладного вечера в Бути-Бэе они буквально вывались прямиком в жаркую пустыню Танариса. Тут дул сухой ветер, и Лемар едва успел сощуриться от летевшего ему в лицо песка. От стен Гатжетзана его отделяло несколько метров. Как и Бути-Бэй этот городок был населён гоблинами. Нейтральная территория. Лемар, морщась от режущей боли, плотнее прижал к себе девушку и быстрым шагом направился в ближайшую таверну.

Ничего не объясняя, Лемар рявкнул на недовольно ворчащего гоблина – хозяина таверны, и направился в верхние комнаты. Уложив Гёрну на широкую кровать и на скорую руку просканировав девушку, он наконец успокоился: без сознания, сломана кость, несколько лёгких порезов, но не более. Наконец можно было заняться собой… Видимо, орчиха тренировалась на совесть и успела его задеть — слава богу, слабо: длинная, но неглубокая царапина проходила по груди наискось, от плеча до живота. Это легко: боевой маг обязан знать базовую лечебную магию. А вот с рукой девушки пришлось повозиться, и он вздохнул с огромным облегчением, когда Гёрна наконец открыла залитые зеленью глаза.

— Видимо, сегодня придется обойтись без ордынской кухни.

Человек усмехнулся и устало откинулся на спинку кресла — слишком уж много сил отнимала непривычная лечебная магия. Эльфийка села на кровати, секунду оглядывалась вокруг, потом неожиданно легко соскочила на пол и деловито осведомилась:

— Мы где?

— Танарис.

— Тогда подожди полчаса. Паучье мясо у них точно есть.

— И эта вся благодарность за спасение? Мясо паука?

Гёрна посмотрела на него почти со злостью.

— А ты чего хочешь?

— Рассказ о том, зачем это ты так жестоко с той парочкой танков. Тогда вино за мой счёт, — он подмигнул эльфийке.

Она вздохнула. Нет, положительно, сердиться на этого альянца у неё не получалось, да и за что сердиться? Её выходка действительна была глупа.

Она отправилась вниз, за обещанным мясом.


 

***

Через четверть часа Лемар активно помогал охотнице готовить странное, волокнистое мясо – свежесрощенный перелом ныл, руку приходилось беречь. Прошло ещё полчаса, и они устроились с тарелками напротив друг друга.

— Так что случилось?

— Рален предал нас.

Гёрна повертела в руках кружку с вином.

— Он один из самых сильных танков и паладинов. Он был Рыцарем Крови, у него была гильдия, он состоял в совете. Прошёл дальние земли и сражался плечом к плечу с нашими предводителями. А потом бросил всё. Сказал, что мы эгоистичны и надменны. Вышел из ордена. Прикрывался красивыми словами, чтобы не говорить, что трахать орчиху ему больше нравится.

Она внимательно посмотрела на человека.

— И ты так сердита потому что...

— Да, потому что я трахаю альянца. Но я это признаю и не предаю своих. Не бросаю карьеру!

Он залюбовался ей: девушка раскраснелась, глаза засверкали, губы слегка кривились… А ещё ему было хорошо. Так хорошо, как не было уже неделю -с их последней встречи. Мясо, как ни странно, оказалось на удивление вкусным — с хрустящей корочкой и такое нежное, что, казалось, это не мясо, а фарш. Он потянулся за добавкой, но обнаружил, что есть-то уже и нечего. Раздался смех: охотница легко перешла от возмущения к беззаботному смеху.

— Это ведь наша кухня! Эльфы не орки, у нас количество меньше.

Лемар состроил грустную физиономию, потом махнул рукой.

— Решил назвать это состояние «я сыт»? — кокетливо поинтересовалась эльфийка.

Лемар, который, вообще-то, уже планировал закончить ужин (ну не наедаться ведь каждый раз до состояния «не в состоянии встать»), подхватил колокольчик и затребовал у вошедшего мальчонки "полноценный ужин — что там ваш повар сегодня СВЕЖЕГО готовил — и поприличней, пожалуйста!" Гёрна нахально улыбалась.

— Ты привыкла получать, что хочешь?

Она только прищурилась.

Когда в комнату вкатили столик с яствами, девушка протанцевала к двери, задвинула засов, развернулась — и в негодовании сдвинула брови: маг, вместо того, чтобы смотреть на неё маслеными глазами, изучал письмо, лежащие между тарелками.

— Что это?

Он поднял на неё рассеянный взгляд:

— Это? Это письмо. И это означает, что завтра вечером мне надо быть в Шторме… Не волнуйся.

-Тогда забудь про него. И ещё… — девушка приблизилась к нему почти вплотную, положила руку на ремень, — мы ведь это уже проходили, не надо себя мучить… Снимай.

Лемар послушно стянул с себя робу и брюки, наблюдая за эльфийкой. Она тяжело дышала, глаза неотрывно следовали за ним… Пока не обнажился новоприобретённый шрам. Она осторожно приблизилась, рассматривая тонкую, ещё белую полоску.

— Что это?

Лемар почувствовал себя неожиданно неуютно. Почему-то ему не хотелось признаваться в своей неловкости, в том, что его так легко задела орчиха, да ещё на треть посвящений ниже его...

— Агра? Она? Сволочь… Убью при встречи...

— Если Агра — это та подружка эльфа, то да, она… Да ладно, это всего лишь царапина.

— Сука. Но хороша… За полгода от 30 до 65 посвящения. Или я дура, или её готовят на место в Огри...


 

***

Она задумчиво провела пальцами по шраму,тонкому идлинному,кончающемуся на верхней части выпирающего пуза.Рука перешла со шрама на живот, легла прохладной ладошкой на очень светлую кожу — туда, где под слоем жирка скрывался уже прилично наполнившийся едой желудок. Девушка, казалось, была в трансе. А он никак не мог расслабиться. Полученное письмо занимало все его мысли и казалось каким-то чересчур странным, неправильным.

Гёрна повела плечами — она никак не могла взять в толк, почему он не играет по установленным правилам. Надо было выходить из положения. Лемар подошёл к девушке вплотную, положил руки ей на плечи. Тренированное, подтянутое тело эльфийки прижалось к его крупному, плотному телу. Она закрыла глаза, с трудом контролируя дыхание, медленно, как во сне, положила руки на его бока, пробежала пальцами, повторяя каждый изгиб тела. Закусила губу. Лемар наклонился к уху эльфийки:

— Ты знаешь, что делать.

Указав человеку на постель, она пододвинула столик поближе к нему, а сама устроилась сзади, обняв его за шею и жарко дыша в спину.

— Ты тоже знаешь, что делать.

Лемар чуть усмехнулся и спокойно начал трапезу. Сыт он был уже давно — даже чересчур сыт — но в памяти свежа была та ночь недельной давности. Да и повар, видимо, всё-таки постарался на славу… Руки эльфийки медленно обхватили его, заскользили по груди, гладили и ласкали. Потом начали спускаться ниже, на тяжелеющую округлость живота, где на секунду замерли, слегка нажав.

— Гёрна, не надо.

— Извини.

Движения стали скорее напоминать лёгкий массаж. Есть не хотелось совсем — всё-таки он уже переел. Ему хотелось продолжения мягкого массажа — и, может быть, потом, если он не уснёт, тягучего плотского удовольствия.

— Не верю… — голос девушки стал слегка хрипловатым, прерывистым,- не верю, что ты остановишься...

— А ты так хочешь взять командование на себя? Малыш, я буду не в состоянии активно действовать...

Руки эльфийки продолжали медленное движение по шару живота. Боли не было, было тяжело дышать, брюхо наслаждалось хорошей порцией еды, несколько большей, чем необходимо, и от этого вдвойне приятной, но и всё… А девушка требовала продолжения, и...

— Я не смогу не действовать...

— Тогда начинай.

Он-то имел в виду начало страстного танца, удовольствия для тела — но девушка легко вскочила, оказавшись перед ним. Её тонкие руки легли на его массивные плечи, ярко-зелёные глаза оказались очень близко, потом она медленно отстранилась и поднесла к его рту кусок мяса. А он, как зачарованный, не мог оторвать взгляда от её глаз. Чувствуя себя как в трансе, он ел, почти на автомате пережёвывая куски мяса, хлеб и рис. В мозгу металась мысль, что пора бы кончать это представление, что хватит, что желудок уже переполнен, что дышать становится всё тяжелее… Он положил руку на отчаянно ноющее брюхо, стараясь уравнять внутреннее давление, но не мог оторваться от ярких глаз эльфийки — а она, не моргая, подносила к его губам кусок за куском. Наваждение кончилось неожиданно. Гёрна отвела взгляд. Он с трудом дышал, живот шаром выпирал из-под грудной клетки — казалось, вздохни чуть поглубже, и он лопнет. Девушка молчаливо стояла перед ним, рассматривая творение рук своих. Глаза оставались холодно-зелёнными, без проблеска эмоций. Впервые за время общения с ней Лемару стало страшно. Она моложе него, но насколько? Сколько живут эльфы крови? И сколько ещё у неё трюков? А он не в состоянии даже простенького заклинания прошептать, убежать — тем более… да что там убежать, просто встать, даже пошевелиться… он прикован к месту шаром раздутого брюха, пригвождён, и вырваться из этой болезненной нирваны невозможно, и… да и не хочется. Хочется, чтобы это продолжалось. Ради этих глаз, ради этого сладкого сумасшествия, ради сумасшедшего возбуждения напополам с лопающимся животом он готов на всё...

Эльфийка наклонилась к нему, мягкие губы коснулись его уха:

— Человек, что же ты со мной творишь…

Дыхание эльфийки было сбито, руки чуть дрожали. Лемар прикрыл глаза. Несмотря на боль в переполненном животе, он почувствовал возбуждение, почувствовал, как кровь приливает куда надо, и… Девушка одни движением повалила его на спину, заскочила сверху — точёная, тренированная фигурка прижалась к его телу. Она слегка прикусила его за плечо, и не сдержала лёгкого стона, когда её подтянутый животик прижался к раздутому брюху человека — и тут же отпрянула, уловив болезненное движение мага. Даже лёгкая эльфийка была чересчур для набитого до предела пуза. Да что там эльфийка, даже тонкая ладошка казалась слишком тяжёлой. Пробежав руками по груди и бокам человека, она села прямо и повела сумасшедшую скачку: легко, умело, не сбиваясь ни на секунду, закинув голову. И он не мог оторвать глаз от тонкой, точёной шеи девушки, от её светлых волос, волнами сбегающим по плечам. Человек сходил с ума от невозможности ответить на её движения, от безумного давления в брюхе, от сумасшедшего удовольствия. Хотелось перекатиться, прижать эльфийку к постели, целовать тонкую шею и сходить с ума от бесконечного удовольствия, но он с трудом мог пошевелиться, он был практически пришпилен к постели собственным брюхом, собственным весом, отчаянно пытаясь заставить себя шевелиться. Но он не мог даже застонать. Живот взрывался, громадный свинцовый шар медленно колыхался в такт движениям эльфийки. Он еле дышал, воздуха не хватало — то ли от обжорства, то ли от возбуждения. А девушка всё наращивала темп, то и дело касаясь его брюха, и этот почти противоестественный контраст тонкого, мускулистого тела девушки и его ставшего каменно-твёрдым, но всё равно скрывающегося под мягким слоем жира брюхом, заводил его больше чем всё, что мог предложить Азерот. Он с трудом дышал, он чувствовал, что что-то идёт не так… но не мог заставить себя прислушаться к голосу разума.


 

***

Потом они с трудом переводили дыхание, лёжа рядом друг с другом. Эльф и человек, которые понимали, что третьей встречи не будет. Эльфийка приподнялась на локте, грустно посмотрела ему в глаза — и впервые зелень её глаз не была непроницаемой — в них сквозила печаль.

— Куда? — спросил маг.

Она провела рукой по его груди и пузу:

— В Бути-Бэй. Там мой лев.

В центре комнаты заискрился портал...


 

***

А через два часа Лемар уже сидел рядом с Ксавионом и обсуждал следующий рейд на Оргримму, столицу орков.

— Наша главная задача, чтобы там было как можно больше паладинов. Сам понимаешь, в этом наш перевес.

— Там может быть Рален, и я не стал бы исключать Франца.

— Плохо, хотя поодиночке они немногого стоят.

— Опыт.

— Ты прав. Опыт этих двоих… Франца я учитывал, но что Рален ещё в деле… Твоя охотница?

Лемар задумчиво посмотрел на громадного дренея.

— Боюсь уже не моя...

— Чем она тебя так зацепила?

— Ох, ты не поверишь… Давай лучше к делу. Рален, похоже, готовит наместницу в Огри.

— Наместницу? К оркам? И почему Рален?

— Надо проверить.


 

***

Над красными знамёнами Орды горели звёзды, по саванне гулял ветер. Вдруг из травы вылетел лев и, подскочив к деревьям, принял боевую стойку. Гёрна, высоко поднимая ноги, вышла на прогалину и успокаивающе похлопала льва по густой гриве.

— Здравствуй. Хорошо отдохнула?

Гёрна улыбнулась и присела около орчихи.

— Отлично. Вот что ты зациклилась на своём эльфе? Люди хороши.

Орчиха чуть ощерила клыки

— Не обижай Рала.

Девушки рассмеялись.

— Поехали в перекрёсток, надо обсудить, что дальше…

— Агра?

Орчиха обернулась:

— Да?

— Не убивайте Лемара...

2455 просмотров
Теги: bhm

Рейтинг: +4 Голосов: 4

Комментарии 1