• en
  • ru

Девушка в их постели (перевод) 18+

Джексон и Челси Розен собирались на работу. Они одевались тихо, чтобы не потревожить девушку, лежавшую в их постели...

Девушка в их постели
Перевод с fantasyfeeder.com (by obesequeen)

ЛЮБИМЫЕ ДЖИНСЫ

Джексон довольно усмехнулся, впервые почти что за год застегнув на себе любимые джинсы. Поношенная ткань обняла его, словно давно потерянный и вновь найденный друг. Некоторое брюшко ещё оставалось, но это было ничто по сравнению с тем, как он растолстел, когда был объектом внезапно обнаружившихся фидерских наклонностей Челси.

Челси же, сидевшая на другом конце кровати, надела блузку, которую ей пришлось купить, когда она поправилась. Теперь блузка болталась на её фигуре, уже вернувшейся к былой стройности, так что, видимо, предстояло менять гардероб обратно.

Светало. Джексон и Челси Розен собирались на работу. Они одевались тихо, чтобы не потревожить девушку, лежавшую в их постели, которой не надо было рано вставать: не сговариваясь, они решили, что после вчерашнего вечера она заслужила ещё денёк полениться в их уютном пригородном доме. Круглый ком под одеялом издавал негромкое посапывание.

То, что случилось недавно, было неординарно даже для пары с такой богатой сексуальной историей, как у них. Каких только развлечений они не попробовали более чем за десять лет своего открытого брака! Разумеется, секс втроем — это была не новость, да и поиграть в какой-нибудь фетиш — тоже, но в этом фетише было что-то такое, что грозило поколебать тонкий баланс просвещённого разврата, который им всегда удавалось сохранять раньше.

ОБЖОРА И ЕГО ТОРТ

Всё это началось, когда Челси наткнулась в YouTube на видео, где неизвестный толстяк, сидя в гостиничном номере, поедал кусок глазированного торта с высоким стаканом молока. Челси проигрывала короткий ролик снова и снова. Занавески, класс обслуживания, даже тёплое золотистое свечение ламп — всё намекало на роскошь. Сидя в одних трусах, с огромным животом, свисавшим между бёдрами, мужчина набирал на вилку куски жирного торта и поднимал их ко рту. Потом он запил это стаканом молока, и она как заворожённая смотрела, как двигается его толстый двойной подбородок. Наконец, удовлетворенно крякнув, он приподнял свое тяжёлое пузо и, отпустив, дал ему поколыхаться. Должно быть, у него было несколько сот фунтов лишнего веса. Шикарно.

Челси попыталась представить себе, как это — быть таким толстым и так бесстыдно обжираться. Ещё она представила себе, каково было бы чувствовать весь этот мягкий тёплый жир, прижимаясь к нему в постели. Приходилось ли ей с таким удовольствием наслаждаться тортом с молоком? А Джексону?...
Со своими широкими взглядами и любовью к разнообразию она никогда не имела ничего против толстых, но и к ним специально ничего не испытывала… до сих пор. Её тело настаивало: её возбуждал этот обжора, с этим своим тортом и молоком и большим круглым пузом, свидетельствовашим о бесчисленных подобных обжорствах.

Челси провела несколько часов, кликая по ссылкам и заходя на разные сайты, и открыла в себе ещё одно извращеньице. Помнится, когда-то, перед их недолгим увлечением кожаными прибамбасами, Джек процитировал из "Уолдена" Генри Торо: "Я советую вам остерегаться всех дел, требующих нового платья". Интересно, подумала она, удастся ли ей так откормить его, чтобы понадобилось обновлять гардероб? Чтобы на это надеяться, наверное, не стоило сообщать ему о своих намерениях.

Время покажет. И с тайными намерениями, затаёнными между бёдер, она взяла ключи от машины и отправилась за продуктами.

ВОЙНА РОЗЕНОВ

"Нет, я так не играю", — вздохнула Челси в пустой кухне. Она посмотрела на стопку из шести шоколадных блинчиков, намазанных маслом и взбитыми сливками, которую Джексон оставил нетронутой, выскочив несколько мгновений назад на работу и захлопнув дверь. В воздухе повисло напряжение, и она начала машинально доедать его порцию… опять. Блинчики были сладкие, вкусные и утешающие. Она с удовольствием съела свою порцию. А ему что мешало?

"Я сказал: сегодня только овсянку, Челси, и я не шутил. Не буду больше для тебя толстеть."

Эксперимент удался только слегка. Ей потребовалось шесть месяцев хитрить и незаметно подкладывать, чтобы прибавить к худой фигуре Джексона всего тридцать фунтов — так сексуально! так невозможно долго! — и потом до него наконец дошло, что она вытворяет. Она даже не понимала точно, что именно её выдало, но это было неважно. Он всегда был умным. И он был в бешенстве.

"Я никогда не думал, что через столько лет мне придётся напоминать тебе, что открытый — это значит честный. То есть полная, ёшкин кот, откровенность! Блин, Челси, я никогда не отказывал тебе в том, что ты хотела попробовать, так какого чёрта ты посмела манипулировать мной?!"

Это было две недели назад, и с тех пор между ними повеяло холодом. Она по-прежнему закупалась и готовила так, как с недавних пор привыкла… но он не притрагивался ни к чему. Он решил сбросить вес, стал есть меньше, и результаты были уже налицо. Глядя на него, можно было подумать, что похудеть ничего не стоит. К тому же казалось, что каждый фунт, который он терял, она находила.

"Везёт вам, мужикам с быстрым метаболизмом", — проворчала она сквозь блинчик.

Челси не знала, что поделать со своей виной. Её извинения осыпались на пол, отвергнутые. Как будто бы в тот день её Джек перестал существовать. Теперь она жила с этой холодной тенью, которая ела освянку на завтрак, а вечером ложилась спать, не поцеловав и не прикоснувшись к ней. Конечно, сексуальная неудовлетворенность усиливала её огорчение, а также от этого усиливались и её фантазии. Она хотела бы кормить кого-нибудь, кому еда как секс, вот вроде того толстяка с тортом.

"Жалко, что я никого такого не знаю", — думала Челси, доедая последний блинчик. Она подняла голову и высосала остатки взбитых сливок прямо из баллончика. Выбросив пустой баллончик в ведро и убрав посуду, она сложила оставшиеся кусочки шоколада в чашку и растопила их в микроволновке. Горячий шоколад слегка успокоил её. Вернувшись в постель, Челси позвонила на работу, сказала, что больна, а потом легла и ревела, пока не уснула.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В СЕБЯ

Так прошло несколько недель: Челси заедала свою вину, а Джексон продолжал худеть. Но кто-то должен был уступить. Однажды утром, видя, как жена почти в слезах пытается запихнуть мягкий пухлый живот в неподдающуюся юбку, Джексон внезапно понял, что весь его гнев пропал. Он подошёл сзади и положил руки ей на плечи, поцеловал её в шею и прошептал: "Идём в постель, красавица."

Она молча позволила уложить себя на постель, боясь, как бы случайным словом или движением не разрушить момент. К её глазам подступили слёзы облегчения, когда он нежно раздевал её, расстегнув тесную юбку и стягивая её с широких бёдер Челси.

Она погладила его по затылку. "Джек, мне так стыдно."

"Тссс", — прошептал Джексон. Он тщательно, не торопясь, покрыл каждый дюйм её бледной мягкой кожи поцелуями, уделив особое внимание округлостям её упитанного живота и ставшего пышнее бюста. Нежно занимаясь любовью с Челси, Джексон заметил кое-что новое: мягкая подушка её живота, прижатая между их телами, ощущалась так, как будто они завернулись в пушистое облако. Внезапно он как бы увидел всё с её стороны: чувственность разнузданного чревоугодия, привлекательность лишних фунтов… это был просто ещё один путь к их любимой цели — удовольствиям и блаженству. Так, едва почувствовав желание простить, он оказался способен и понять.

Когда они слились в экстазе, Челси невольно взмахнула рукой и рассыпала пакет шоколадных конфет, стоявший на тумбочке. Не жалко. Воссоединившись со своей любовью, ей больше не придётся искать в них утешения по ночам.

ПЯТЬДЕСЯТ ФУНТОВ ДЛЯ ПЕРВОКУРСНИЦЫ

Джексон, комендант по хозяйственной части местного университета, обходил общежитие, проверяя, что нужно починить перед предстоявшей ежегодной проверкой. Один из женских корпусов, О'Коннор Холл, был особенно обшарпан и нуждался в ремонте. Поздним утром большинство студенток было на занятиях, так что Джексон мог разгуливать по помещениям, не слишком мешая им. Однако была одна девушка, на которую он всё время натыкался.

В первый раз он заметил её утром в понедельник, когда возился в кухне, относившейся к этому блоку комнат. Пока он устанавливал новую раковину, девушка вышла из комнаты с тремя упаковками лапши быстрого приготовления и стала готовить их. Судя по надписи на двери, её имя было Марси или Брайди. В девушке было на вид фунтов триста, и Джексон сразу решил, что она готовит всё это себе одной.

Лёжа на спине и наполовину скрытый под мойкой, он наблюдал, как Марси-или-Брайди уплетала еду своих соседок. Ожидая, пока закипит вода, толстушка с заспанными глазами нагло проигнорировала сделанный чёрным маркером надписи: "ДЖЕННА" на остатках какого-то китайского блюда и "ШЕРОН" на замороженных сникерсах. Судя по всему, это была только закуска. Потом она слила воду со своей лапши, бросила туда целый кусок масла и размешала всё это с прилагавшимися специями. Прихватив двухлитровую бутылку Маунтан Дью, девушка унесла всю кастрюлю к себе в комнату и закрыла дверь.

Боже мой, подумал Джексон, вот эту девчонку бы привести домой к Челси.

На следующий день он снова посетил О'Коннор Холл, проверяя оконные рамы. На этот раз блок был совершенно пуст. Перед тем как войти в каждую из запертых комнат, он стучал в дверь, потом кричал "Ремонтные работы. Я вхожу!" и открывал дверь своим универсальным ключом. Никаких студентов. Подойдя к двери Марси-или-Брайди, Джексон заметил, что в душе надеется услышать ответ, но его не последовало, и он открыл сам. Каково же было его приятное изумление, когда он обнаружил крупную девушку спящей как убитая.

В левой половине комнаты царил полный бардак. Из-под кровати торчали три небрежно засунутые пустые коробки из-под пиццы, а мусорная корзина была переполнена обёртками от булок и шоколадных батончиков. Стол был завален бутылками из-под газировки. А сама девушка лежала животом кверху на кровати, и между рубашкой и штанами её тесной пижамы виднелось несколько дюймов мягкого пуза. Вероятно, эта пижама была ей как раз фунтов пятьдесят тому назад.
Отсыпается с похмелья? Или просто так обожралась?

Джек с трудом оторвал глаза от этого зрелища и занялся оконной рамой, после чего продолжил свой рабочий день. Но то и дело в памяти всплывала эта девушка.

СЛЁЗЫ И ИСТЕРИКА

В среду был его последний день в О'Коннор Холл: Джексон ставил новую плиту. Он надеялся увидеть эту девицу, и она не заставила себя ждать. Марси-или-Брайди вылезла вразвалку из своей комнаты, зевая, одетая в ту же пижаму и с тремя коробками лапши в руке. Джек улыбнудся ей самой дружелюбной улыбкой, сидя на полу, где от отсоединял старую плиту, и прикидывая, хватит ли у него наглости начать разговор. Но это не понадобилось.

"Что вы делаете с моей плитой?" — спросила она с подозрением.

Она взволнованно перебила: "Это надолго?"

"Не больше часа."

К его удивлению, она швырнула лапшу в мойку, топнула пухлой ножкой и закричала:

"Ну это просто о***тельно! Это точно то, что мне сейчас нужно!"

Джексон почувствовал адреналин в крови: ему вообще не нравились ссоры, а уж тем более с девушкой, с которой он надеялся познакомиться.

"Я постараюсь сделать побыстрее, мисс, и это намного лучшая плита, вам понра..."

"Ни *** она мне не понравится!" — раздраженно заорала она — "Потому что меня тут не будет!"
При этих словах её лицо покраснело и перекосилось. "Меня выгоняют!" — и она плюхнулась на кухонный стул и захныкала.

Через несколько комнат открылась дверь, и девичий голос прокричал: "Ну так окажи любезность и проваливай уже, ленивая свинья!"

"ИДИ ТЫ В ****, ДЖЕННА!" — крикнула толстушка в ответ, и дверь захлопнулась.

Этот праведный гнев, похоже, имел на неё успокаивающее действие, потому что она перестала плакать и вытерла пухлые щёки тыльной стороной ладони. Всхлипнув, она посмотрела на Джексона, который неловко стоял, желая утешить её, но не зная, как начать.

"Извините, что я тут так бесилась, я очень расстроена, я не знаю, что делать дальше, и я чертовски голодная".

Голодная. Джексон мог растеряться, что делать с её истерикой и с её слезами, но голодная — это он мог исправить.
"Ждите здесь, я мигом", — сказал он и вышел к своему грузовичку.

* * *

"Ну и тогда я принёс свой ланч, и она съела мой сэндвич, пока я ставил плиту, а потом я отвёл ее в итальянское кафе", — рассказывал Джек восхищённой Челси вечером в постели. "Я сказал, чтобы она не огорчалась, что каждый год многие восемнадцатилетние девушки понимают, что они ещё не готовы к учёбе в колледже. И я сказал ей, что тебе нужна домработница, и дал свой телефон. Она не выглядела особо заинтересованной, но мало ли."

На самом деле, услышав предложение работы, девушка на секунду оторвалась от еды, только чтобы поднять бровь и сказать: "Но у меня совсем нет опыта."
Помня, в каком состоянии он увидел её комнату в общежитии, Джексон едва смог удержаться и не ответить "Ещё бы!". Но ему удалось подавить смех и заверить её, что опыт не требуется.

"Расскажи мне ещё раз, как она выглядит", — попросила Челси. — "И что она съела..."

ПИЦЦА-ДРУГАЯ

"Джек? Это Брайди."

Мобильник разбудил его, и он, не досмотрев сон, щурясь, взглянуд на часы. Приходя в себя, он собрал реальность по кусочкам: я Джек, сейчас пятница, 11:42 вечера, и кто, чёрт побери, такая Брайди?

"Это Брайди, которая вчера… — вам с женой ещё нужна домработница?"

Он немедленно потряс за плечо Челси.
"Да-да, конечно, нужна. Вы… вы хотели бы приехать и поговорить об этом как-нибудь?"

"Очень, очень хочу", — её голос немного дрожал.

"О'Кей, что ж, мы никуда не собирались в эти выходные, как насчёт завтра?"

Длинная пауза. "Да… хорошо… я так понимаю, сегодня уже слишком поздно?"

Он снова посмотрел на часы в некотором обалдении.

Брайди громко вздохнула в трубку и решила напрямую. "Джек, я должна убраться отсюда до полуночи. Как вы думаете, может быть, я могла бы переночевать у вас на раскладушке?"

Это было уже понятнее. "Конечно, я приеду через пятнадцать минут. Пока."

Почему ей надо уехать прямо сегодня?

Пока он одевался и пытался согнать с себя сон, Челси буквально по стенкам прыгала. "Что мне делать, ой, что мне делать?"

"Одевайся и закажи пиццу-другую у Марио. И побольше Маунтан Дью."

ВСЕ КАК РОДНЫЕ

Джек забрал Брайди и небольшую кучу её вещей с тротуара перед общежитием. Она не выглядела расстроенной, наоборот, сияла от радости, как будто едет в отпуск. Пока он грузил её пожитки в багажник, она щебетала:

"Я так рада, что уехала отсюда! Я, типа, думала, что застряла тут до конца семестра, но эта сучка Дженна сделала мне одолжение — устроила, чтобы меня выгнали. Она сфоткала коробки от своей жрачки у меня в мусорке, и они меня ВЫШИБЛИ. "Воровать у своих товарищей!" — передразнила она таким тоном, будто победила Систему.

Интересно, подумал он, это она в шоке и потом будет с ума сходить, или действительно бывает такая бесшабашная?

"Вам, похоже, тут очень не нравилось", — осторожно ответил Джек.

Она кивнула, потом ответила, сияя: "Но перед тем как уйти, я отформатировала ей диск С! Начисто!"

Запомнить: не бесить Брайди.

Когда они подъезжали к дому, со двора как раз выезжал разносчик пиццы.

"Вы что — вы заказали пиццу Марио?" — спросила она, едва сдерживая радость.

"Похоже, Челси заказала", — ответил он.

Челси заказала четыре пиццы, а также хлебные палочки с чесноком и сыром. Она поставила тарелки и салфетки и высокие стаканы газировки для всех на кофейный столик.
"Вы, очевидно, Брайди", — сказала она, протягивая руки, чтобы обнять девушку. — "Рада знакомству."

Джек поморщился за Брайди: не всем нравилась манера его жены обниматься со всеми, как с родными. Но Брайди, похоже, была вполне довольна. Челси посмотрела через её плечо на Джексона, явно пытаясь послать глазами какой-то знак. Наверное, решил он, просто что он молодец.

Они уселись в гостиной, ели и разговаривали. Брайди стала расспрашивать про обязанности домработницы, и Челси объяснила, что они бы хотели, чтобы она занималась кухней и делала совсем немножко очень нетрудных домашних дел. Рабочая форма за счёт хозяев. Кроме того, комната и питание в счёт вознаграждения, плюс скромная почасовая плата.

Брайди, поедавшая уже пятый кусок пиццы и не подававшая признаков насыщения, глотнула и рассмеялась.
"Я не уверена, что вы понимаете, на что идёте, если предлагаете мне питание — у меня очень, очень хороший аппетит!"

Челси немного помедлила, сжав губы, а потом спросила очень серьезно:

"То есть, можно сказать, *необузданный голод*?"

Глаза Брайди широко раскрылись, и она застыла на месте. Сначала она покраснела, потом дернула плечами, и вдруг всё напряжение из её позы испарилось. Она откинулась на спинку кожаного дивана, как будто бы внезапно оказалась у себя дома, и глубоко вздохнула.

"Да, надо признаться, это про меня."

Теперь покраснела Челси.
"Я думаю, это совсем не проблема", — тихо ответила она.

Джек чувствовал, что чего-то здесь не понимает. Обе женщины молчали. Что тут сейчас произошло?

"Брайди, я перенесу ваши вещи в гараж на ночь, а потом принесу ваш чемодан наверх", — сказал он и вышел за дверь. Не было впечатления, что кто-то услышал его.

И ВОТ Я ДОМА

Наконец Брайди нарушила тишину осторожным вопросом.

"Челси, почему вы заказали четыре пиццы на троих"?

Челси открыла рот, но не смогла сформулировать ответ и закрыла рот обратно.

Девушка решила действовать смелее. "Вам ведь нужна не совсем домработница, да?"

"… Не совсем."

Брайди, известная под ником необузданный_голод на фидерском сайте, засунула палец между своим животом и резинкой брюк.
"Челси, я опять объелась", — вздохнула она. — "Эти штаны меня сейчас разрежут пополам."

Челси просияла. "Конечно, устраивайся поудобнее."

Брайди расстегнула брюки, и ей на колени вывалились три толстых складки.
"Ой, так гораздо лучше", — проворковала она. — "Они были мне свободны, знаешь ли. Но я ем, как поросёнок. Как ты думаешь, это очень ужасно, если толстая девчонка вроде меня лопает всё, что в неё помещается?"

"Я… я думаю, что это восхитительно."

"А Джек тоже так думает?"

"Хочешь, я покажу тебе, что я об этом думаю?" — отозвался Джек из дверей.

ДЕВУШКА В ИХ ПОСТЕЛИ

Спустя долгое время после того, как пара уехала на работу, Брайди выползла из-под одеяла и зевнула. Она любила поспать, особенно после долгой ночи кормления и развлечений.
Несколько месяцев разнузданной жизни добавили ей полсотни фунтов в районе талии, и по мере того как она тяжелела, ей требовалось больше отдыха. Иногда по утрам она просыпалась, чувствуя себя так, как будто она попала в сказку. Но чаще всего она просто просыпалась голодной.

Сегодня она была голодной. Сбросив просторную ночнушку, Брайди рассеянно почесала огромный живот, принесла в комнату коробку мороженого и включила телевизор, уже предвкушая, как Джек и Челси вернутся домой к ужину.

* * * К О Н Е Ц * * *
 

3074 просмотра
Теги: feedee, bbw

Рейтинг: +6 Голосов: 6

Видеоролики по теме

Красавица Irrena показывает своё роскошное полнеющее тело

Красавица Irrena показывает своё...

27 апреля 2017
Русская фиди Irrena с forfeed.ru показывает своё роскошное пышнеющее тело, трясёт большим животиком и позирует перед камерой.
Иррена примеряет наряд медсестры на своё роскошное пышнеющее тело

Иррена примеряет наряд медсестры...

3 мая 2017
Русская фиди Irrena с forfeed.ru пытается надеть свой старый костюм медсестры, но он больше не может вместить её роскошное пышнеющее тело.
Художник Павел с ForFeed.ru рисует ББВ модель Лейлу в Тайм Лепс

Художник Павел с ForFeed.ru...

6 мая 2017
Галерея рисунков Павла:

Комментарии 2