Три сестрицы под окном...

Перевод из Dimensionsmagazine (ранее выкладывался на фиди.ру)

Три сестрицы под окном...
(Weight Gaining Sisters)

 

В колледже Ким изучала делопроизводство и экономику. Занятия начались в августе. В первый раз девушка так надолго покинула отчий дом и ей трудно было справиться с переживаниями. Подружиться ни с кем толком не выходило, так что Ким сидела в комнате, смотрела ящик и налегала на съестное. Через две недели девушка заметила, что одежда стала ей тесновата. Взвесилась. 64. Ну да, поправилась килограммов на пять, а то и все семь. Но если подумать, результат ей даже понравился. И Ким продолжала прежний образ жизни — занятия, диван-телевизор-съестное. Прежде она любила заниматься спортом, но к октябрю осознала, что за прочими обитательницами спортзала ей теперь не угнаться, и забросила былое хобби. А также обновила гардероб, намеренно выбирая вещи посвободнее, чтоб было куда расти. Новые габариты пришлись Ким по душе — у нее наконец-то появился бюст, до того практически плоский. К концу октября девушка поправилась до 73 кило, обзавелась выпуклым животиком и довольно пышной грудью, и была совершенно счастлива.
Затем после триместра студентов отпустили на короткие каникулы, и Ким прибыла домой.
— Эк тебя расперло! — так приветствовала ее младшая сестричка Сара.
Тощая шестнадцатилетка пялилась на округлые формы старшей сестры с голодной завистью. Сама Сара весила едва 49 кило, и после долгого разговора с Ким решила, что поправиться как следует — пожалуй, дело стоящее и она намерена заняться этим вот прямо сейчас.
Средняя сестра, семнадцатилетняя Мелисса, изменений во внешности старшей категорически не одобрила, сказав, что та жутко растолстела.
В тот же день Ким и Сара заключили пари — кто сильнее поправится, итоги подведем в конце следующего триместра. Ким вернулась в колледж, решив во что бы то ни стала выиграть пари; Сара, разумеется, придерживалась того же мнения.

Ким немедля отправилась за покупками и забила свою комнатушку всяческой снедью. Той же ночью она умяла четыре коробки мороженого, двенадцать больших пачек вафель и с десяток плиток шоколада. Тяжесть набитого до отказа желудка доставляла девушке чистое наслаждение.
Последующие недели протекали в том же ритме. Вечером после занятий она возвращалась в общежитие, взвешивалась и, раздевшись догола, набрасывалась на еду. Так больше влезало, а кроме того, Ким возбуждалась, глядя на собственное раздувающееся чрево и воображая, как оно с каждым вечером становится все круглее и массивнее. Вскоре она нашла себе приятеля по имени Дейв, который всецело разделял страсть девушки и помогал ей набирать вес. К концу триместра Ким изрядно поправилась, достигнув 93 кило; груди пополнели сильнее прежнего, но большая часть килограммов пришлась на раздувшееся пузо.
Однако успехи Сары оказались серьезнее — за тот же срок она разъелась до 75 кило и пришла в восхищение от своих новых форм. Сестры дружно решили: надо сообща взяться за Мелиссу и посмотреть, что будет.

Проснувшись в полвосьмого, Сара с любовью оглядела свое пышное тело. Свыше двадцати пяти кило за два месяца подарили ей солидный животик и бюст, да и задний фасад весьма приятственно округлился. Натягивая школьную форму, девушка отметила — юбка, купленная в прошлом месяце "на размер больше", стала тесновата. Блузку застегнуть удалось без труда. Пока.
Плотный завтрак с бутербродами оставил девушку полуголодной. Исполненная грез о собственных растущих формах, она договорилась с Мелиссой вечерком зайти в МакДональдс, там и поговорить о деле. Во время уроков Сара почти беспрерывно поглощала шоколадки, чувствуя, как пояс юбки все сильнее врезается в плоть, а швы на бедрах трещат; на второй перемене она вынуждена была опустить юбку пониже, округлившийся живот в нее уже попросту не вмещался. Ткань туго облегала раздавшиеся бедра, а возбужденная своими успехами девушка перемигивалась с одним из одноклассников, также довольно упитанным.
В МакДональдсе она встретилась с Мелиссой и взяла себе три БигМака, две больших картошки и молочный коктейль; Мелисса — стройная, семнадцать лет и 54 кило — ограничилась просто бургером. Как следует поговорив с Сарой, Мелисса решила, что "блюсти фигуру" — не единственная отрада в жизни. Ненасытная младшая сестра, умяв первую порцию, отправилась за добавкой; она с радостью ощущала нарастающую тяжесть в желудке, а потом раздался треск и пуговица многострадальной школьной юбки выстрелила и улетела под соседние столики. Мелисса восхищенно подумала — а в самом деле, что, если...

Тем временем в колледже Ким всячески наслаждалась жизнью с приятелем — ела, занималась любовью и спала. Как-то вечером у нее проснулся жор, она еще в клубе начала сметать тарелку за тарелкой, а дома опустошила холодильник и потребовала у Дейва — "накорми же меня наконец". Ким лежала на кровати, а он скармливал ей бисквиты, шоколадный торт и мороженое. Наутро девушка, взобравшись на весы, прочла там солидную цифру — 116 кило. Когда она садилась, живот разделялся на две массивные складки; объемистый бюст достиг 120 см, но чрево все равно превосходило его в обхвате. Каждый день Дейв снимал "мерки" Ким и записывал все данные, ведя своего рода "журнал набора веса".
Сара, располнев до 84 кило, поняла, что привыкнуть набивать желудок до отказа легко, а вот перестать это делать — очень и очень трудно. У нее проснулись аппетиты и в иной области, и она стала встречаться с упитанным одноклассником — который всецело разделял с Сарой мечту "как бы ей еще поправиться" и охотно помогал девушке чем только мог.
Мелисса также немного поправилась — до 53 кило, — и впервые ощутила, какое же это удовольствие, заполучить настоящий бюст. Одолжив у Сары кое-какие одежки, из которых та уже выросла, Мелисса твердо решила не отставать от младшей сестренки.

Прибывшая из колледжа Ким была встречена восхищенным воплем Сары:
— Господи, как же ты выросла-то! и как похорошела! я тоже так хочу!
Довольная Ким купалась в восторгах сестренки — значит, сто шестнадцать кило нежной плоти нравятся не только ей самой и Дейву. А еще ее поразило, насколько ухитрилась поправиться сама Сара; так она и сказала.
Сестры сидели в гостиной перед телевизором.
— А как Мелисса, она тоже поправилась?
— Чуток, — ответила Сара, — где-то килограммов на семь.
Одетая в шорты и футболку Ким развалилась на тахте. Над шортами нависала внушительная складка чрева, и Сара наконец не выдержала:
— Можно мне посмотреть на твой роскошный живот? Хочу со стороны глянуть, как сама скоро буду выглядеть.
Ким встала и, пока ветер из открытого окна играл ее светлыми волосами, расстегнула шорты, выпустив чрево на волю. Массивное, округлое и гладкое, оно свободно заколыхалось. Ким любовно погладила его.
— Ну что, нравится?
— О да! Я точно хочу себе такой же, или даже больше. Хочешь глянуть на мое пузо?
— Разумеется, охотно, — кивнула Ким.
Сара немедля сбросила блузку и встала, позируя; пышные крепкие груди торчали вперед, живот приятственно округлялся. Девушка обеими руками приподняла его и стиснула снизу вверх, проверяя, сколько складок плоти получится.
— Пока всего две, — заметила она, — ну что ж, будем работать упорнее.
Сестры некоторое время стояли, любуясь одна другой, и тут появилась Мелисса.
— Привет! Родные мои, я кое в чем хочу вам признаться. Мне сперва не понравилось, как вы дружно начали толстеть; но сейчас я изменила мнение и такие округлости мне по душе. Я могу присоединиться к вам, будем вместе набирать вес?
Ким и Сара обменялись победными взглядами.
— Само собой! — сказала Ким. — А хочешь, поможем, а то так просто тебе нас не догнать.
Мелисса удовлетворенно улыбнулась.
— Тогда я начинаю разрабатывать собственный режим тренировок. Потому как фора у вас изрядная.

Назавтра трио отправилось обедать в МакДональдс.
— Ну что, кто больше съест? — предложила Мелисса.
Каждая пошла заказывать к своей кассе. Ким и Сара, зная, что больше всех есть нужно Мелиссе, втайне взяли часть и на ее долю.
За общий столик Ким принесла поднос с четырьмя БигМаками, четырьмя большими картошками и коробкой с двадцатью куриными хрустиками. У Сары на подносе было то же самое. Мелисса заказала только два БигМака и двадцать хрустиков.
— У меня ведь желудок пока поменьше вашего, не все сразу, — оправдывалась она.
Впрочем, за дело девушка взялась с аппетитом и, прикончив свою порцию, обнаружила, что место еще осталось. Сестры охотно поделились с ней, отдав по картошке, БигМаку и половине хрустиков. Изначальная мысль оказалась правильной. Мелисса чувствовала, что наелась до отказа, желудок почти трещал, как и соблазнительного вида мини-юбка; Мелисса всегда носила облегающие, открытые фасоны. Вскоре сестры направились домой, Мелисса от сытости едва передвигала ноги — неудивительно, ведь она умяла сорок хрустиков, четыре БигМака и две картошки.
Дома Мелисса немедля избавилась от мини-юбки. Стало чуть удобнее, но от тяжести съеденного живот все еще побаливал. Сара отправилась к телефону, созвониться со своим любимым Толстячком Питом. Ким и Мелисса сидели в передней.
— Что, Мел, живот еще болит? — спросила Ким.
— Немного, но мне это так нравится.
— Давай помогу, — предложила та. Подошла к сестре и начала гладить ее живот. — Вот так, давай упакуем всю эту роскошную снедь поплотнее, тогда внутри появится немного свободного места. — Помимо обширных объемов, Ким обладала столь же обширной натурой. — Я с удовольствием помогу тебе поправиться, Мел, если хочешь. Я-то в этом толк знаю! Сама посмотри, в колледже первокурсники нередко набирают пять-семь кило, но у меня-то уже все шестьдесят!
Ким неспешно гладила раздувшийся живот сестры, и тут вошла Сара.
— Ой, девчонки, у меня тут родилась чудесная идея. В июне у нас у всех день рожденья — Ким будет 19, Мел 18, а мне 17. Давайте устроим общую обжорную вечеринку, только мы трое, весь день будем кормить одна другую, и взвесимся "до" и "после"!
— Чудесная идея, Сара, — отозвалась Мелисса. — Мне нужно как следует поработать и попрактиковаться. Поправлюсь насколько смогу, а главное, чтобы желудок вырос и смог вместить побольше.

До дня Д у Мелиссы оставалось чуть больше месяца. Наутро она взвесилась — 63 кило. Чуть лучше, чем прошлые 60, но еще работать и работать. Мелисса была девушкой целеустремленной, которая никогда не сворачивала с пути, пока цель не достигнута. И теперь, вслед за сестрами, ее обуревало желание как следует поправиться. В душе она как следует изучила слегка пополневшее тело. Зная, что бюст вскоре вырастет, она одолжила у Сары пару лифчиков. Плотные ягодицы чуть округлились, девушка повернулась боком и взглянула на себя в зеркало. И почему я давным-давно этим не занялась? — вздохнула она.
Мелисса пошла завтракать. Сара немного простыла и все еще дремала, а Ким уже уехала в колледж, последний триместр вот-вот начнется. Мелисса сделала себе громадную яичницу, добавив несколько ломтей ветчины и граммов двести сосисок, а еще с десяток тостов с изрядным количеством масла. Желудок весь раздулся, отчего у девушки внутри стало теплее. Потом она втиснулась в школьную форму; старая юбка на нее уже не налезала, пришлось одолжить у Сары. Старый 44й размер можно выбрасывать, нынешний 46-48 тесноват. Лучше сразу взять 50-52й, чтобы не мучиться.
Во время занятий как следует поесть Мелиссе не удалось, слишком загрузили уроками. Дома она сменила одежду на поудобнее — шорты и просторную футболку, — и отправилась в супермаркет, где загрузилась снедью на вечер. Снова вернувшись домой, девушка утащила все это к себе в комнату, плюхнулась на кровать и включила телевизор. Вечер предстоял насыщенный. Открыв двухкилограммовую коробку шоколадок, она начала поглощать их одну за другой, вскоре поняла, что "по одной" — маловато будет, и принялась уписывать за обе щеки все подряд — с карамелью, со сливками, с орехами… Через некоторое время содержимое коробки перекочевало в ее желудок. "Какой класс!", подумала она. У Мелиссы шоколадки всегда были слабым местом, но она отказывала себе в подобном удовольствии, опасаясь растолстеть. Но теперь, когда она, напротив, желала растолстеть...
После шоколадок настал черед вафель, и девушка смотрела телевизор, потихоньку грызя их. Сбросив шорты и футболку, она лежала на кровати в одном белье, непрестанно поглощая снедь. Чувствуя, как ее распирает изнутри, Мелисса гладила себя и возбуждалась; она хотела лежать вот так, и чтобы ее кормили. Так сильно она никогда прежде не возбуждалась. Потихоньку в раздувающемся животе исчезли четырнадцать пакетов вафель, три коробки шоколадных бисквитов и три литра Пепси, которыми девушка все это запивала. Наконец, утомленная, она выключила телевизор и задремала, сделав себе мысленную пометку — попросить кого-то в следующий раз покормить ее. Сару, например.
Через пару дней Мелисса вернулась из школы и обнаружила Сару на кухне. На столе перед младшей сестрой покоился громадный яблочный пирог с изрядной толикой сливок, и она как раз собиралась вонзить в него зубы.
— Ты что, собираешься съесть его целиком, Сара? — спросила Мелисса.
— Точно так, Мел, я что-то проголодалась.
И Мелисса стояла и смотрела, как Сара поглощает целый пирог. Зрелище хорошенькой толстушки-сестры, которая намеренно объедается, доставило Мелиссе изрядное удовольствие, а Сара, облизав пальцы, добавила:
— Я хочу как можно быстрее стать по-настоящему пышной девицей. Вот моя цель, Мелисса.
— Прекрасно, Сара, я только за. — Мелисса подошла к холодильнику и достала блюдо с жареной курицей. Оторвав ногу, она передала ее Саре. — Давай, кушай, я хочу посмотреть, как ты будешь это делать.
Сара поднесла куриную ногу к губам и вгрызлась в мясо, а Мелисса наклонилась и пощупала ее живот. Такой большой и мягкий… Сара сидела на стуле, тесная школьная форма облегала тело, юбка сидела практически в облипку. Сара сделала разрез сбоку, чтобы юбка не лопнула и сидела поудобнее. Роскошные пухлые ножки распирали ткань по бокам, сверху на коленях возлежала громадная складка плоти, а вторая, лишь чуточку поменьше, нависала над поясом, поддерживая большие полные груди. Когда Сара доела куриную ногу, Мелисса немедля дала ей вторую. Вскоре и та была обглодана до косточки.
Тут Сара сказала:
— Ну что ж, теперь твоя очередь.
Вот этого Мелисса и хотела — чтобы кто-то кормил, раскармливал ее. Сара принялась резать курятину на кусочки, макать их в сытный соус и поочередно класть Мелиссе в рот, а она просто сидела и жевала, чувствуя, как с каждым кусочком раздувается все больше и больше. О, это просто великолепно!
— Корми меня, Сара, корми меня, быстрее, быстрее!
А потом Мелисса предложила перейти в более удобное место — к себе в комнату. Она плюхнулась на кровать, Сара притащила целую гору снеди, готовая накормить голодную сестрицу. Ложка за ложкой, она скормила Мелиссе четыре коробки мороженого и гладила ее живот, помогая еде уложиться внутри. Она скормила ей шоколадки, бисквиты и остатки взбитых сливок, которые не уместились на яблочный пирог.
Мелисса медленно, с большим трудом, поднялась и влезла на весы. 85 кило. 22 кило за неделю с небольшим. Она немедленно поделилась радостными известиями с Сарой. Та сказала — так это же прекрасно, наконец-то сестрица обзаведется и бюстом, и задним фасадом, и соответствующим животиком.
Затем Сара сама влезла на весы. Да, ей тоже удалось поправиться — девушка набирала вес медленнее, чем прежде, но все-таки добралась до 104 кило.

Ким прибыла домой за двое суток до дня Д. Медленно вышла — вернее, выкатилась — из автобуса; Сара встречала ее на станции. Первым из дверей появился живот Ким — обтянутый коротким черным платьем, он колыхался как желе, когда сестра приблидалась к Саре.
— Ну что, к празднику живота готовы? Я — да. Сегодня утром взвесилась, 136 кило как с куста!

Итак, настало утро "обжорной вечеринки". День Д был днем рожденья Мелиссы. Она просто бурлила радостным предвкушением всех роскошных кушаний, которые сегодня будет есть. Как у всех начинающих толстушек, тело ее быстро раздавалось, и новонабранные килограммы располагались самым соблазнительным образом — роскошные груди подпрыгивали при ходьбе, ягодицы покачивались из стороны в сторону. Лежа в постели, она гладила свое пузо.
— Ну, не подведи, — велела она ему, — у меня на тебя еще солидные планы.

Ким медленно вылезла из постели, воздвигла свою многокилограммовую громаду в вертикальное положение и обозрела себя в зеркало. Облегающая комбинация черного атласа подчеркивала многочисленные складки. Сочные груди, килограммов по семь каждая, покоились на громадном округлом животе немыслимых габаритов. Ким подмигнула ему, облачилась и мысленно настроилась на предстоящее обжорство.

Сара встала рано и отмокала в ванне, любуясь своими роскошными телесами. Да, в последнее время основные килограммы отложились в области живота. Взбив пену, она навалила сверху солидный купол. Вот таким он станет в будущем, обязательно! Девушка предвкушала глядущий день — что она будет кушать и сколько сумеет умять? От радости все трепетало.

К девяти утра девушки встретились для взвешивания "до". Великолепную картину они представляли собой, три роскошные девицы, избравшие путь к тому, чтобы стать толстушками и даже более. Полнота лишь добавляла им соблазнительности и привлекательности. Чем больше они росли, тем большего им хотелось.
На Ким была куцая розовая футболка, едва прикрывающая ее бюст и чрево. Белые шорты были ей чуть тесноваты, отчего живот выпирал еще заметнее и казался еще больше. А надпись на футболке ехидно сообщала: "Внутри больше, чем кажется снаружи!"
Сара решила надеть школьную форму — зеленую юбку и белую блузку. Пуговицы у последней едва сдерживали напор грудей и живота толстушки-школьницы. Юбка также была тесновата, подчеркивая обширные бедра и выпирающий живот.
Мелисса, самая "худенькая", надела черное платье с большим вырезом, демонстрируя роскошное декольте. Фигура у Мелиссы была чуть ближе к груше, чем у сестер, ягодицы у нее округлились сильнее, в итоге подол платья приходился заметно выше колена — чтобы всякий, кому повезло сидеть напротив, не смог оторвать глаз.
Первой на весы влезла Ким. 137 кило. Следующей была Сара — 107, а за ней стройняшка Мелисса — "всего" 88. Готовность номер раз, начали!
Закупать недостающее для вечеринки они отправились в супермаркет. В автобусе Ким пожаловалась, что она уже умирает от голода, и девушки решили перед покупками заглянуть в кафе "ешь-сколько-влезет", благо оно как раз напротив супермаркета.
Заплатив у входа по десять долларов, сестры заказали еду. Ким выбрала целого цыпленка с тройной порцией картошки. Сара предпочла стейки и взяла пару почти полукилограммовых шматков с жареным луком и жирной подливкой. Мелисса, как и Ким, решила взять цыпленка, но с картошкой и капустным салатом. Сестры принялись за еду; Мелисса умяла своего цыпленка за несколько минут и заказала второго.
На десерт Ким взяла две порции ванильного мороженого и гигантский банановый десерт. Сара умяла целый яблочный пирог и большую чашу мороженого с карамелью. Но Мелисса за десертом превзошла сама себя — уничтожила целый шоколадно-карамельный торт и взяла добавки. Девушка ела так, что за ушами трещало; а платье задиралось все выше и выше, поскольку живот раздувался все сильнее и сильнее.
Выкатившись из кафе, временно насытившихся сестры отправились за покупками. Та еще была картинка — три роскошные, накушавшиеся и довольные девицы. Загрузившись всем необходимым, они отправились домой. Пора было приступать к настоящей вечеринке.
Распечатав четырехкилограммовую коробку шоколадных заварных, Сара плюхнулась на тахту и принялась поглощать снедь. К ней подошла Ким.
— Давай помогу.
— Да, Ким, корми меня, корми, пока эта юбка не лопнет, корми же меня!
И Ким принялась запихивать пирожные в рот Саре, одно за другим, возбуждаясь от того, как ее младшая сестренка поглощает все эти сласти.
Мелисса тем временем расправлялась с очередным цыпленком, смотря, как Ким кормит Сару. Но вот цыпленок закончился, как и терпение Мелиссы. Она подошла к сестрам и легла рядом с Сарой.
— Корми и меня, Ким, корми, пока я не стану больше, чем Сара!
Ким кормила обеих сестер, а когда первая коробка опустела, откупорила вторую, того же размера, и скормила им и ее тоже.
— А теперь ваш черед, девочки — кормите меня!
Сходив на кухню, Мелисса вернулась с трехлитровой коробкой мороженого и большой ложкой, которой взбивала крем для тортов, и принялась кормить Ким мороженым.
— Ох, как прекрасно, Мел, давай, давай еще! — снова и снова повторяла Ким.
Сара поднялась, оглаживая вздувшееся чрево. Школьная форма стала очень-очень тесной. Пока она гладила живот и пышные бедра, ей вспомнился Пит.
"А ему понравилось бы кормить меня вот так? — подумала девушка. — Надо бы его попросить."
Вскоре после полудня девушки от сытости едва могли шевелиться. Все три просто лежали на заднем дворе. Ким расстегнула шорты, чтобы громадному животу стало чуть посвободнее дышать, Мелисса снова и снова вспоминала о том, сколько сегодня сумела съесть роскошной снеди, а Сара грезила о том, как ее парень будет ее кормить.
Вскоре у Мелиссы снова проснулся аппетит и она вернулась в дом. Открыла холодильник и добыла творожный пирог со свежими сливками и шоколадными хлопьями. Поставила на стол и устроилась рядом. Платье изрядно задралось под давлением раздувшегося пуза; ноги были видны под любым углом, подол приоткрывал бедра. Светло-коричневый загар, гладкая и светящаяся кожа, какая бывает лишь у восемнадцатилетних. Она только-только собиралась вгрызться в пирог, и тут вошла Сара.
— Так-так-так, и кто тут смеет кушать у меня за спиной?
— Я чуток проголодалась. Хочешь немного?
— Хочу, Мел, я тоже люблю шоколад.
— Ладно, давай напополам.
Мелисса была немного разочарована, она-то уже настроилась умять пирог целиком. Впрочем, это не последний пирог, а ей тоже хотелось увидеть, как школьная форма на младшей сестрице лопается по швам.
Пирог продержался недолго. Юбка у Сары вползала все выше, сочные телеса семнадцатилетней девицы распирали ткань до предела возможного. И тут с блузки отлетела первая пуговица. Ну все, предел достигнут. От этого Саре немедля захотелось есть еще и еще, она встала и добыла из холодильника еще коробку шоколадного мороженого. Ложка за ложкой, девушка переправляла его в рот, ее распирало изнутри; когда мороженое кончилось, она попыталась встать, но не сумела, ноги от сытости подкашивались. Вторая попытка оказалась успешнее, Сара ухватилась за край стола, выпрямилась — и застежки юбки брызнули в разные стороны. От счастья она просто сияла. Это уже в четвертый раз! О да, она растет, она становится все больше, все толще!
После короткого перерыва сестры вернулись во дворик к Ким.
— Где шлялись? — поинтересовалась та.
— Так, перекусили творожником, — отозвалась Сара.
— Понятно. Вкусно было?
— Восхитительно, — выдохнула Мелисса.
Еще с часик они болтали обо всем, признавшись в итоге, что в новых габаритах им всем стало куда комфортнее и радостнее.
Вечером они заказали три "семейных" пиццы из местной пиццерии. Ким и Сара — с дополнительной ветчиной, а Мел — с сыром. Девушки с аппетитом (откуда и берется) уничтожали колоссальный ужин, с удовольствием поглощая ломтик за ломтем. Вкусно, роскошно, хочется еще и еще.
Сара чувствовала, как сытость захлестывает ее волна за волной. Она сменила одежду и была в свободной футболке и шортах — остатки школьной формы все равно не налезли бы на раздавшуюся фигуру.
Пора было взвешиваться. Кто сумел больше поправиться за день?
Ким встала на весы первой. Утром было 137, а сейчас — 139.
— Ух ты, два кило за день.
Мелисса по просьбе сестры измерила ее во всех обхватах. Бюст и "талия" — по 145 сантиметров, а бедра аж 162.
— Просто чудо. Я такая молодая и уже такая большая. Не могу дождаться следующего триместра, когда Дейв увидит меня, он так будет мной гордиться! Он без ума от крупногабаритных девиц, и я хочу доставить ему удовольствие.
Сара косилась на свой бюстгальтер, трещавший по швам. Весы показали 110.5 кило. От радости она метнулась на кухню, нырнула в холодильник, добыла там еще один творожный пирог и вгрызлась в него, не заботясь о ноже и вилке.
— Ким, я хочу быть такой же большой, как ты, и еще больше!
И каким-то чудом и этот пирог уместился целиком в ее раздувшемся чреве.
Затем настала очередь Мелиссы, и она едва поверила своим глазам. На весах высветилось 92. Четыре кило за день! Ничто из ее гардероба больше как следует не налезет.
— Ну что, девочки, я наступаю вам на пятки, скоро догоню, — улыбнулась она.
Можно подумать, их это расстроило!
А в постель Мелисса прихватила еще одну коробку с шоколадом.

Летом Ким уехала с приятелем в небольшой вояж по соседним штатам, а Сара сидела дома, подрабатывая у отца и готовилась к переходу в следующий класс. Обе за это время хотя и поправились, но меньше, чем прежде, слишком много дел навалилось. К сентябрю Ким выросла до 147, а Сара до 120 кило. А вот Мелисса свою личную "тренировочную программу" реализовала на двести процентов.
Намеренная поправиться по максимуму, она первым делом устроилась на полставки на местную шоколадную фабрику. Как сотруднице, ей разрешалось в течение дня бесплатно есть шоколадки, а также закупать сколько угодно фабричной продукции по отпускной цене. Сперва она старалась ограничиваться несколькими плитками в день, но потом сдалась и начала употреблять шоколад на завтрак, обед и ужин. Девушка также начала вести журнал своих "тренировок". В первый день она взвесилась — 96 кило. Рабочая униформа сидела на ней в облипку, живот выпирал вперед и в стороны. Передвигалась Мелисса вперевалку, и куда бы она ни шла — живот непременно появлялся впереди нее.
В ее жизни также появился новый мужчина, Джон, и подруга, Каролина — оба работали тут же на фабрике. С крупногабаритной Каролиной они быстро нашли общий язык; в двадцать три года та весила 143 кило.
Во время перерыва девушки обедали вместе (в основном шоколадом) и обсуждали, какое же это удовольствие — быть толстушкой.
— Я просто без ума от своих нынешних форм, — рассказывала Каролина. — Я начала работать тут три года назад. Весила тогда всего пятьдесят кило, а взгляни на меня теперь! А вот ты и сегодня немаленькая, что же с тобой станет?
— Что станет, то и станет, — отозвалась Мелисса, — я пока не знаю, насколько хочу поправиться, но уж точно хочу стать побольше нынешнего!
К концу недели Мелисса набрала еще семь кило. После работы она заглядывала домой к своему приятелю, где Джон кормил ее шоколадками до отвала. Мелисса все еще была девственницей, однако желала это изменить. Как-то вечером, когда Джон кормил ее с рук, набивая шоколадом ее рот и гладя ее роскошный живот, она, возбужденная, выдохнула:
— Не останавливайся, Джон, ласкай меня, корми меня, пожалуйста. Я хочу еще, еще и еще… а потом мы займемся любовью.
Джон был в полном восторге — он давно об этом мечтал, неужто наконец пришло время?
Мелисса закатала футболку, обнажая выпирающий из тесного лифчика пышный бюст, и обеими ладонями сдавила живот.
— Ну же, Джон, обними меня, поцелуй!
Он ласкал и целовал ее везде — ее живот, плечи, пухлые ноги… Он стоял позади нее, пытаясь обнять, но руки не сходились на раздувшемся животе. Сбегав на кухню, Джон принес шоколадно-карамельный торт, один из любимых мелиссиных; мазнув кремом по груди и животу девушки, он принялся слизывать его. Мелисса ответила ему тем же, вылизала все, потом доела сам торт и от возбуждения едва дышала.
— Люби меня, Джон, пожалуйста...
Она легла на кровать, а Джон еще с час целовал и ласкал ее, прежде чем вскарабкаться наверх и трижды довести ее до вершины. Никогда еще Мелиссе не было так хорошо! Прощай, девственность, теперь она — женщина, большая и красивая, осуществившая сразу несколько своих давних фантазий. Земля все-таки вертится!
Встречи стали повторяться регулярно. Мелиссе понравилось быть сверху, и Джон отнюдь не возражал чувствовать на себе весь этот груз, перебирая губами и руками многочисленные складочки на упитанных бедрах и пухлых ножках, пышных грудях и, конечно же, неизменно растущем животе.
К концу лета Мелисса солидно раздалась — до 121 кило. Ходить стало труднее, а впереди ждал последний школьный год.

Середина сентября, Ким была в колледже. При своих 154 кило она оказалась самой крупногабаритной студенткой в потоке. Неудивительно, набрать за год девяносто с лишним кило! Погода стояла тепной и солнечной, и она носила расшитый цветочками сарафанчик. Когда-то свободный, ее телеса он облегал не хуже трико; 145-сантиметровый бюст грозил разорвать тонкую ткань, повышая настроение и самой девушке, и зрителям.
В начале учебного года она переехала в апартаменты к Дейву. Прощай, общежитие! Больше она почти не думала о разлуке с домом. Вспоминала сестер, прикидывала, насколько поправились они, но главные мысли Ким были о еде. Собственно, только об этом она и думала, даже во сне — о том, как ест и толстеет. Дейв полностью разделял ее вкусы: чем больше Ким кушает, тем больше становится пространства для действий.
Во время занятий Ким постоянно планировала — когда следующая трапеза, что она будет есть и сколько. В последнее время ее программа набора веса как-то притормозила, пора бы это исправить. На переменах она всегда заглядывала в столовую — перекусить кофе с парой-тройкой кремовых пирожных, а если со временем совсем худо, то хотя бы взять в автомате несколько шоколадных плиток и пакет чипсов. Нельзя же оставлять бедный животик без внимания!
После занятий Ким непременно заглядывала в МакДональдс, благо он был по дороге, а потом весь вечер лежала на диване и смотрела телевизор, пока Дейв скармливал ей бисквиты. Особенно девушка любила шоколадное печенье и запросто могла умять минимум пять коробок в один присест. Ким нравилось быть толстой, Дейв обожал ее такой, какие проблемы? Вот так и проходила жизнь в колледже — изобилие еды и секса.
— Счастье — это когда я занимаюсь любовью, сколько хочу, и ем, сколько влезет, — так заявляла Ким.

Мелисса и Сара по-прежнему посещали школу. Мелисса была в выпускном классе, Сара — в предпоследнем. Сара предусмотрительно купила себе новый комплект школьной формы на два размера больше, чем надо — так хоть какой-то резерв останется.
В школе Сара уже с трудом втискивалась на сидения — еще бы, поди упихни такое громадное пузо в узкоий промежуток между стулом и партой! На выходные ее класс отправлялся на экскурсию, школьников загрузили в автобус и отвезли в гостиницу. Заселяли парами, Саре достался номер на двоих с одной из подружек по имени Карен. Для своих шестнадцати та была девушкой плотной, килограммов под 70 — но не толстой, просто крепкой и ширококостной.
В первый вечер девушки разбирали багаж. У Сары это главным образом было захваченное из дому съестное, потому как она боялась, что кормить на экскурсии будут плохо и ей не хватит. После обеда девушка сменила школьную форму на джинсы — натянуть их на обширные бедра удалось не без труда, но облегающая одежда ей шла. С футболкой трудностей оказалось меньше. Вечером девушки ничего не делали, лишь немного посмотрели телевизор и рано отправились спать, устав от поездки.
Где-то через час Карен разбудили странные звуки на той половине комнаты, что-то хрустело и шуршало. Она села и включила свет. Открывшаяся картина поразила ее. Звуки издавала Сара, которая лежала в кровати совершенно голой, груди свешивались на вызывающе торчащее пузо, — и набивала себе рот хрустиками из пакета. Второй, опустевший, уже покоился рядом с кроватью.
— Сара, ты чего?
— Так, перекусываю. Прости, что разбудила.
— Да ладно. Но я и не замечала, какая ты… большая и мягкая...
— Ну так подойди ближе и посмотри получше. Можешь даже потрогать.
Второго приглашения Карен не дожидалась. Подойдя к кровати подруги, она погладила ее живот.
— Ого! Такой большой, круглый и мягкий наощупь… Даже и не думала, что это может быть красиво, — призналась Карен.
Возбужденная, она разделась сама. Нежную девичью плоть покрывал легкий загар, груди были большими и крепкими. Девушки жадно набросились на хрустики и, лаская друг друга, уничтожили еще пакетов пять, прежде чем заснули.
Утром Сара обнаружила Карен в своей постели, причем та использовала сарин живот вместо подушки, а рукой обхватила ее бедро. Сара с улыбкой коснулась губами ее плеча; Карен проснулась, довольная и счастливая.
— А мне понравилось, — заявила она, — ты такая большая и красивая...
— Ты тоже ничего, — улыбнулась Сара, — но что тебе мешает стать такой же, как я? Толстушкой быть весьма приятно, а все, что тебе нужно делать — как следует питаться.
За выходные Сара, как обычно, поправилась, но и Карен почти не отстала от подруги, набрав килограмма четыре.

Мелисса по-прежнему работала на полставки на шоколадной фабрике. Забавно, но чем больше она толстела, тем толще хотела стать. Встречи с Джоном, то есть постоянный секс и кормежка, были по-прежнему регулярными, и к ноябрю Мелисса заметила, что в ее теле кое-что изменилась. Она набирала вес быстрее обычного, непрерывно поглощала все, что попадалось на глаза; и наконец поняла, в чем причина. Она ест за двоих! Визит к врачу подтвердил — да, Мелисса беременна. Девушка решила никому пока не сообщать: в конце концов, заметить это невозможно, она все равно постоянно поправляется.

Наступило рождество, на семейное празднество приехала Ким. В день перед рождеством вся троица сидела в гостиной, уплетая конфеты и морально настраиваясь на завтрашний большой обед. Ожидались и трое их приятелей.
— Ну что, взвесимся? — предложила Сара.
— Давай, — отозвалась Мелисса.
Обычные весы уже не годились для измерения массивного трио; толстушки спустились в гараж, где были установлены промышленные весы для взвешивания угля — отец одно время был углеторговцем. Каждая по очереди встала на платформу.
Ким, как всегда, первая. Стрелка метнулась за 100, преодолела 150, 160… и в конце концов остановилась на внушительных 169 кило.
Второй на весы влезла Сара. 148 кило, тоже неплохо.
Мелиссу поджидал сюрприз. С ребенком в пузе, которое последнее время активно кормили за двоих, она заставила стрелку резвым прыжком метнуться за 150 и остановиться на 163!
Девушки с жадным нетерпением ждали нового года; сколько новых килограммов осядет у них вокруг талии за двенадцать грядущих месяцев!

Следующие месяцы Мелисса росла как на дрожжах. Наконец она призналась сестрам и Джону, что беременна; все заинтересованные персоны только порадовались. Время шло, девушки непрестанно росли вширь.
23 июля Мелисса родила девочку; новорожденная весила 4585 г, а ее радостная мать — 182 кило. Нет предела совершенству!

Наступил сентябрь. Девушки давно уже стали самыми толстыми в районе, да и пожалуй во всей округе. Ким раздалась до 172 кило, Сара до 166. Майкл, их отец, гордился своими дочками-толстушками; он всю жизнь, лет так с тринадцати, обожал пышек, и когда его девочки приняли решение растолстеть, он всячески морально поддерживал их. Разумеется, его жена и мать девочек,
Кара, сама была женщиной солидных габаритов, килограммов так за 155, и в том, что дочки пошли в маму и выросли толстушками, ничего удивительного Майкл не находил. Удивительным было скорее то, что они так поздно начали поправляться. Но зато когда начали — сразу поняли, что это для них самое оно. Так что еды в доме всегда было вдоволь, чтобы девочки не проголодались.
Ким закончила двухлетний курс колледжа и вернулась домой, устроившись в местную пекарню заместительницей управляющего. Мелисса, отучившись в школе, пошла на шоколадную фабрику на полную ставку. Саре предстоял последний год обучения.
По ряду причин Ким рассталась со своим парнем. Мелисса по-прежнему встречалась с Джоном, Сара в очередной раз влюбилась.

Миновало еще два года. Мелисса и Ким работают на прежних местах, Сара же сидит дома и непрестанно ест, полностью отдавшись любимому занятию.
Двадцатидвухлетняя Ким, переваливаясь с боку на бок, с трудом спускается в гараж и удовлетворенно созерцает на весах внушительную цифру — 209 кило.
Постоянно полнеющая Мелисса улыбается, когда весы показывают сногсшибательные 246.
Но Сара растолстела по-настоящему и переросла старших сестриц, вопящие о пощаде весы сообщают — 308 кило! Все ее тело — сплошные складки, колоссальных габаритов пузо свешивается с колен сидящей и постоянно жующей девушки, все ее мысли — о еде и сексе, она обожает свои габариты и намерена увеличить их елико возможно.
Пожуем — увидим...

166 просмотров
Теги: weight gain, bbw

Рейтинг: +2 Голосов: 2

Видеоролики по теме

Красавица Irrena показывает своё роскошное полнеющее тело

Красавица Irrena показывает своё...

27 апреля 2017
Русская фиди Irrena с forfeed.ru показывает своё роскошное пышнеющее тело, трясёт большим животиком и позирует перед камерой.
Иррена примеряет наряд медсестры на своё роскошное пышнеющее тело

Иррена примеряет наряд медсестры...

3 мая 2017
Русская фиди Irrena с forfeed.ru пытается надеть свой старый костюм медсестры, но он больше не может вместить её роскошное пышнеющее тело.
Художник Павел с ForFeed.ru рисует ББВ модель Лейлу в Тайм Лепс

Художник Павел с ForFeed.ru...

6 мая 2017
Галерея рисунков Павла:

Комментарии