Худеем вместе

Перевод из Dimensionsmagazine (ранее выкладывался на фиди.ру)

Худеем вместе
(The First)

 

Дугу особенно нравилось обедать в здешнем семейном ресторанчике. Крошечное бистро на южной окраине Филли. Район был итальянским — большие семьи, хорошие ресторации с домашней кухней и вообще любовь к жизни витала здесь в воздухе. Там он и повстречал нашу маленькую итальяночку Марию.
Не старше двадцати двух, красавица от природы — длинные волосы, черные как маслины, большие карие глаза и великолепный загар. Фигура, сравнить которую можно лишь с песочными часами — широкие бедра и пышные груди. Саму Марию некоторые звали толстушкой, а другие лишь пышечкой, но при 152-сантиметровом росте бюст у нее был просто сногсшибательный, притягивающий взгляд всякого мужчины и зависть всякой жензины.
Дуг не был итальянцем и жил в соседнем районе, но как минимум раз в неделю он заглядывал сюда, чтобы пообедать в здешнем ресторанчике. Ему нравилось гулять тут и смотреть на дам, фланирующих со стайкой детишек на буксире. Круглолицые малыши ели сласти и мороженое, бегали и играли вокруг мамаш, которые останавливались и обсуждали с приятельницами и соседями всяческую еду, рецепты и "старые времена на той стороне моря". В том, как все эти дамы одевались и шагали, чувствовалась природная чувственность: у них были формы, и одежда подчеркивала это.
Бродя по переулкам, можно было заглянуть в любой дом сквозь широкие окна и насладиться ароматами итальянской кухни в северном или южном варианте. Тут жил народ Старого Света, со старомодными ценностями крова и гостеприимства.
Дуг готов был с головой нырнуть в повседневный быт этого народа, хоть сейчас! Это вам не горожане-яппи, никаких вам забегаловок с кофейными автоматами и тренажерных залов. Что и чувствовалось по местным обитателям. Что мужчины, что женщины и дети здесь были поплотнее. Никаких шпрот и швабр, женщины были женщинами — мягкими и округлыми. Явное влияние кулинарного мастерства и тихого семейного счастья.
Как-то летним вечером Дуг заглянул в ресторанчик, где, как всегда, поздоровался с хозяином и его супругой. Немолодая пара относились к клиентам как к членам семьи. Когда Дуг зашел сюда в третий раз, его уже ждали стакан Пино Гризьо и большой бокал "перье" без каких-либо напоминаний, Джо (хозяин) называл его по имени, крепко жал руку и шлепал по плечу, а супруга-Камилла долго-долго обнимала. Дуг с наслаждением вжимался в ее громадный бюст, Камилла чудесно пахла и была мягкой как свежевыпеченная булочка.
Вообще наблюдать за Джо и Камиллой было одно удовольствие, почти как в балете. Они были крупными персонами, толстыми по любым стандартам, но передвигались с плавной грацией, пока речь шла о том, чтобы накормить и развлечь гостей. Временами, проходя мимо Камиллы, Джо любовно шлепал супругу по заднему фасаду, отчего та смущалась, заливалась краской и экспрессивно ругала его по-итальянски, хихикая при этом. Как-то Джо — Дуг стоял рядом — шлепнул ее и сказал:
— Обожаю ее толстую задницу.
И мужчины, не произнеся более ни единого слова, пришли к немедленному согласию относительно великолепия форм Камиллы.
Дугу нравились крупные женщины и он хотел бы найти такую, для которой мог бы с радостью готовить. Его заводила сама мысль о том, чтобы приготовить для женщины что-то и наблюдать, как она все это съедает. Много раз он фантазировал, как накрывает для своей пассии целый обеденный стол и потом кормит ее с ложечки, как ребенка.
Пока он фантазировал, ресторанчик медленно заполнялся посетителями, как всегда в шесть-семь вечера. В этот раз Дуг устроился в уголке, что позволяло ему беспрепятственно читать книгу, наблюдать за посетителями и мечтать. Вот прямо сейчас мечты его занимали формы Камиллы, облаченной в черное платье с низким вырезом.
И тут Дуга отвлекла хорошенькая юная женщина, которая вошла, задержалась у дверей и ушла, как будто что-то забыла. Он заметил, как владельцы переглянулись и молча пожали плечами, когда девушка ушла прочь.

Та же самая девушка почти сшибла его с ног у входа в ресторан, когда Дуг появился тут в следующий раз. Она явственно нервничала и буквально удрала из заведения. Дуг только и успел, что придержать ей дверь, но чтобы обменяться хоть парой слов, пришлось бы кричать вслед.
Странно, подумал он, но забыть девушку не сумел, очень уж она была округлая и хорошенькая, с формами, которые просто взывали о ласке. Шелковое платье самым завлекательным образом облегало их, Дугу даже показалось, что с прошлого раза девушка стала попышнее. Впрочем, какая разница — промелькнула и исчезла, подобно видению.
А Дуга всерьез захватила мысль переселиться в этот район, настолько ему тут понравилось. Он обсудил это с Джо и Камиллой, которые ответили — что ж, коли надумаешь, поможем. Именно это старинное гостеприимство влекло Дуга сюда. Однако ведь здесь есть и молодое поколение, которое, как во всех городах Америке, "отвергает" пути отцов.
Гостеприимство и уют — это все хорошо, но Дуг внезапно заметил на двери комнаты отдыха небольшую неприметную афишу.
"Худеем вместе! Собрание каждый вторник в 19:00! Вход свободный!"
Стоп, но сегодня вторник и уже почти семь вечера, но никаких признаков собрания Дуг не замечал. Он тут вообще ни разу не видел и не слышал подобного. Размышляя над этой загадкой, Дуг не заметил, как к нему подошла маленькая итальяночка, та самая, с которой он только что столкнулся у входа.
— Боюсь, я просто не смогу, — проговорила она, обращаясь больше к себе самой, чем к нему.
Он развернулся, озадаченный.
— Прошу прощения?
— Я не смогу, — повторила она.
— Чего не сможете?
— Посещать собрания. Вы разве тут не из-за этого?
— О небеса, нет, конечно! Мне просто нравятся здешняя кухня и компания.
— Ой, как неудобно-то. А я думала, вы глава группы. Вы ведь такой подтянутый и в деловом костюме...
— Ну, спасибо за комплимент. Спортом я не занимаюсь, просто немало хожу пешком. А костюм, потому как я только с работы.
— Я, наверное, дура, да?
— Вовсе нет, каждый может ошибиться. Но я позволю себе спросить, зачем вам вообще это собрание? У вас чудесная фигура.
Девушка уронила голову и заплакала. Дуг наклонился к ней и предложил свой носовой платок.
— Прошу вас, не плачьте.
Она быстро пришла в себя и рассказала о парне, с которым только что рассталась, мол, он сказал, что никогда не полюбит ее, если она не похудеет. Призналась, что никогда в жизни не была худенькой, а живя в таком районе, просто невозможно вот так вот взять и сесть на диету. Так что в течение уже нескольких недель она пыталась набраться храбрости пойти на собрание и присоединиться к группе; но храбрости хватало ровно до порога ресторанчика...
Дуг понял, к чему она ведет, но промолчал.
— И вот эти несколько недель я всякий раз расстраиваюсь от собственной трусости и с горя обжираюсь как свинья — и оттого продолжается как раз то, что он мне и предрекал, я только набираю вес.
И девушка снова заплакала.
— Не плачьте, прошу вас, терпеть не могу, когда такие прекрасные глаза рыдают, а не улыбаются. Вы ведь настоящая красавица и вовсе не такая уж толстая. По мне, так наоборот, вполне можете себе позволить поправиться еще. Последняя из моих приятельниц была где-то вдвое больше вас, и я не назвал бы толстухой и ее.
Она смотрела на Дуга — часть ее не верила, а часть отчаянно желала поверить.
— Сядьте и расслабьтесь, пожалуйста. Позвольте, я налью вам немного вина. Ну зачем вам верить парню, который явно не видит, насколько вы прекрасны? Лично я вижу перед собой живую юную женщину, у которой все еще впереди.
Она молча смотрела на него, а он говорил и, кажется, сумел ее успокоить.
— Послушайте. Я терпеть не могу обедать в одиночестве. Буду польщен, если вы присоединитесь ко мне.
— Нет, я не могу. Я не должна.
— Прошу вас. Ваше общество доставит мне несказанное удовольствие. Знаете, Джо и Камилла, разумеется, всегда рады скрасить мое присутствие здесь, но ведь это не совсем то. А я с удовольствием поговорил бы с такой красавицей, как вы, за хорошей трапезой.
И тут Джо, словно договорился с Дугом заранее, подошел к столику, неся на подносе бутылку лучшего своего домашнего вина.
— Это от меня и Камиллы, в честь тридцатой годовщины нашей свадьбы, вы просто обязаны присоединиться к нам и отпраздновать это событие. Сегодня все за счет заведения, все!
Удивленные, но довольные, молодые люди конечно же согласились. И за ужином Мария рассказала Дугу о себе.
Ела она очень медленно, наслаждаясь каждым кусочком. Краешком салфетки Дуг стер капельку томатного соуса с уголка ее губ, а потом она буквально силой скормила ему кусочек телятины, заставив сказать:
— Ммм, очень вкусно, тебе понравится, попробуй.
Уровень вина в бутылке потихоньку понижался, оба расслабились, улыбались и смеялись, и ее истинная сущность все больше открывалась, равно как и его. Дуг надеялся, что ночь эта будет длится вечно; он заботливо скармливал ей кусочек за кусочком, всякий раз подшучивая, и Марии это явно нравилось.
Пару раз она поправляла свой пояс — в конце концов, они (по крайней мере, она так точно) непрерывно поглощали пищу вот уже третий час. Извинившись, Мария удалилась в туалет, и Дуг поднялся и помог ей, как подобает джентльмену, но в общем-то больше для того, чтобы насладиться видом ее пышной фигуры, шествующей через зал. Когда Мария вернулась, он снова встал и легонько коснулся ее талии; от пояса девушка избавилась совсем, а под тоненьким шелком явственно прощупывалась мягкая плоть.
В мечтах своих Дуг смел бы все со стола, разложил на нем девушку и занялся с ней любовью вот прямо здесь и сейчас. Но в яви он просто улыбнулся и попытался скрыть собственную восставшую плоть, грозившую разорвать костюмные брюки.
Тут дети хозяев подкатили столик с громадным праздничным тортом, сластями, печеньем и разнообразнейшими десертами. Дуг дрожал от восхищения, видя, с каким вожделением Мария рассматривает всю эту роскошь. Но к его немалому удивлению, девушка спросила:
— Может, отложим десерт и ты проводишь меня домой?
Разочарованный, что скормить ей все эти десерты не получится, Дуг покорно вздохнул:
— Разумеется, с удовольствием тебя провожу.
Они попрощались со всеми, включая Джо и Камиллу, которые к этому времени были изрядно навеселе, и зашагали по направлению к дому Марии. Она открыла дверь и знаком пригласила его внутрь; Дуг замялся, но девушка сказала, что десерт хочет скушать дома, где никто не будет мешать.
Войдя, он обратил внимание на роскошное убранство. Не квартира, а прямо султанский гарем. Мария призналась, что любит Рубенса и рококо, и просто слепила все это вместе. Получилось эклетично, ярко и шикарно.
Потом попросила:
— Ты пока разлей вино, а я переоденусь в более удобное платье, — и, рассмеявшись, указала на свою раздавшуюся талию.
Пока он осматривал гостиную и сражался с пробкой, она включила музыкальный центр и скрылась в спальне. Под тихую классику Дуг налил вино в два бокала. Потом Мария вернулась, одетая в длинное платье с большим запахом, вроде мантии, только явно для нее великоватой. Алый шелк платья сделал ее кожу еще теплее, она вся светилась изнутри.
Дуг поднял тост "за новые счастливые времена"; девушка хихикнула, сделала глоток и остановилась:
— Ой, я же чуть не забыла про десерт!
Встала, пошла на кухню и прикатила столик на колесах — практически как тот, что в ресторане.
— Понимаешь, я работаю в кондитерской лавке, а там такие же сласти, как в ресторане. Просто тут кушать будет удобнее, у меня от тесного пояса уже бока болели.
Мария опустилась на кушетку и жестом пригласила его сесть рядом. Дуг был переполнен блаженством. Это походило на кусок его грез — вот он, рядом прекрасная женщина и роскошные десерты. Просто рай. И вот так, когда она сидит, видно, какие у нее чудесные пышные бедра и живот, вся такая роскошная и округлая.
— Ну так что, покормишь меня тортиком? — спросила она.
Дважды просить не потребовалось. Дуг кормил ее, она улыбалась и хихикала, с такой охотой поглощая все новые и новые порции, что никаких сомнений быть не могло — девушка обожает, когда ее раскармливают.
Ну вот кто бы мог подумать: девушка, пришедшая на собрание "худеем вместе", в действительности желает прямо противоположного! С каждой минутой радость Дуга росла, потому что он наблюдал, с каким аппетитом она кушает, и как под свободной мантией все сильнее округляется живот девушки. Они болтали и смеялись, а она все продолжала поглощать все, что он ей скармливал, и ни разу не сказала "хватит" или "погоди".
Так продолжалось уже больше часа, сластей на столике становилось все меньше, и вот они закончились совсем.
— Помоги мне встать, — попросила Мария.
После всего съеденного и выпитого на ногах девушка стояла не совсем уверенно. Живот выпирал громадным шаром, а она хихикнула:
— Кажется, у нас закончилась еда.
А платье, похоже стало теснее не только спереди, но и сзади.
Почти вперевалку девушка удалилась на кухню и загрузила столик на колесах еще одной солидной порцией пирожков, печенья и прочих сластей.
Она робко, почти стесняясь, проговорила:
— Ты не возражаешь, если я попрошу тебя оказать мне одну услугу?
— Проси чего хочешь, — отозвался Дуг, — все сделаю.
— Я всегда кое о чем мечтала...
— О чем же, Мария?
— Я хотела бы, чтобы ты покормил меня, когда я развалилась на кровати.
Его мужское достоинство едва не разорвало брюки. Да!
— С удовольствием, крошка. Веди.
Мария провела его в спальню — теплое, уютное помещение с громадной кроватью, на которой было разбросано два десятка плюшевых подушек. Он подкатил к кровати столик, а она тем временем сбросила мантию, под которой оказалась полупрозрачная алая комбинация с трусиками того же цвета. На девушке также были высокие алые чулки с подвязками, вполне в стиле ее туфелек с высокими каблуками. Вскарабкавшись на кровать, Мария развалилась на ней — словно кукла посреди подушек.
Дуг наконец признался ей, как он всю жизнь мечтал о такой девушке. Она просто воплощение его идеала, он охотно будет кормить ее, и она у него станет большой и толстой — если, разумеется, ей это по душе.
Судя по глазам Марии — не просто по душе, а более того. Она взмолилась:
— Ну так давай, корми же меня, еще, еще!
Девушка плюхнулась на кровать, раскинув руки в стороны и широко раздвинув ноги, чтобы избавить живот от каких-либо ограничений. Дуг кормил ее, и они говорили о том и о сем.
А потом сласти на столике вдруг закончились. Он испугался, что на этом закончился и вечер, но Мария просто попросила — сходи на кухню и принеси еще. Сама она встать уже не могла, слишком раздулось пузо.
Зайдя на кухню, Дуг застыл пораженный: она была примерно как гостиная и спальня вместе взятые! Тут стояли две громадных морозилки и холодильник "ресторанного" класса, а еще кладовка, в которой громоздились сотни консервных жестянок — тунец, бобы, овощи, супы и так далее; многие центнеры вермишели и макарон, круп и разнообразных соусов.
Холодильник также был забит разнообразной снедью, все полки до единой. Хмм, подумал Дуг, и чем я буду сейчас кормить мою маленькую кругленькую принцессу? Вот этим, вот этим, и еще вот этим? Выпуклость у него в штанах с каждым новым выбором все увеличивалась.
Потом он занялся морозильными камерами. Там на каждой полке также лежали полностью готовые блюда, да не из какого-нибудь макдональдса, а настоящие, гурман не постыдился бы. Готовые, свежезамороженные, только разогрей и ешь. Дуг выбрал жареную ветчину с картофелем и бобами, прочитал инструкцию. Через двадцать минут пир для Марии будет готов.
А пока он вернулся в спальню с двумя подносами десертов. Девушка улыбнулась:
— Вижу, ты все нашел.
— Да, и еще позволил себе подогреть тебе небольшую закуску на попозже.
— Какую такую закуску? Скажи.
— Дорогая, просто подожди, сама увидишь. Это сюрприз.
Мария надула губки и сделала обиженный вид.
— Кушать хочешь? — спросил он.
— Умираю от голода!
Оба рассмеялись, телеса девушки очень мило затряслись.
Дуг скармливал ей сласти одну за другой. Оба молчали. Девушка ела и ела, поглощая десерты со скоростью конвейера. Он видел, как раздувается ее живот, круглый и громадный; прикончив последний кусочек, Мария заерзала, словно ей стало неудобно. Дуг пристроился рядом и погладил ее вздувшееся чрево и роскошные груди. Под легкий массаж девушка задремала. А в кухне тихо прозвенел сигнал — "обед разогрет".
Дуг тихо-тихо, чтобы не разбудить девушку, сполз с кровати и пошел на кухню завершить приготовления. Он нашел все нужные блюда, приборы и поднос, разложил приготовленную еду по тарелкам, накрыл и поставил на колесный столик, чтобы когда она проснется, все было готово.
Потом так же тихо вернулся в спальню, сел на краешек кровати и стал смотреть на спяшую Марию. Он изучал ее с головы до пят, мысленно представляя, какой девушка станет, когда ее прекрасное тело станет еще на пятьдесят… или на сто… или на сто пятьдесят килограммов пышнее. Ангельское личико округлился, щеки нальются нежно-розовыми тонами, подбородков станет еще два или даже три… Целовать складки пышной шеи будет божественным наслаждением, а плечи, и так мягкие и нежные, станут пухлыми подобно спинке младенца. Маленькие ручки, округлившись и пополнев, станут еще меньше. А ее роскошные груди просто завораживали Дуга, он просто представить себе не мог, как такое богатство может стать еще круглее и пышнее — однако хотел, дьявольски вожделел подождать и узреть это воочию...
Он сидел и грезил, а Мария начала потихоньку просыпаться. И увидев его, завороженно изучающего ее, широко и довольно ухмыльнулась.
— Изучаешь пространство для работы? — спросила она.
— Упиваюсь твоей красотой, любимая.
Она зарумянилась.
— А ты хочешь как следует поправиться? — спросил он.
— С наивеличайшим удовольствием, — ответила Мария, — но при одном условии.
— Каком же?
— Чтобы ты каждый раз взвешивал и измерял меня перед тем, как станешь кормить.
— Великолепно, — ответствовал Дуг, а она подсказала ему, где весы и сантиметр.
Мария с его помощью вскарабкалась на весы, а он смотрел на шкалу; самой ей мешало пузо. Стрелка метнулась с нуля до 150, но в конце концов остановилась на 120.
— Ты меня разочаровываешь, — вздохнул Дуг, — всего-то 120 кило.
— Я постараюсь сделать все возможное, чтобы скоро это было 220.
— Надо будет заказать особые весы, на 500 кило.
— Тогда тебе придется усиленно кормить меня.
Оба рассмеялись, Дуг принес разогретый обед и она очистила тарелки до последней крошки. А потом он аккуратно измерил ее.
— Грудь 130, живот 115, бедра 140… Прекрасно, моя пухленькая богиня.
Дуг коснулся ее губ, сперва осторожно, потом более страстно. И извинился, что так быстро к этому переходит, но ему пора идти.
— Завтра нам обоим на работу. Но, может, вскоре повторим?
— Да. Давай в следующий вторник.

На следующей неделе произошло все то же, и так продолжалось несколько месяцев. Влюбленные поженились, свадьбу играли у Джо и Камиллы, роскошная невеста весила 230 кило.
— Какой подарок ты хочешь, чтобы сделать тебя самой счастливой невестой в мире? — спросил Дуг.
— Убери эту проклятую афишу "худеем вместе"!
Он рассмеялся, содрал ее и порвал на мелкие кусочки. Свадебное пиршество закипело, и Мария, разумеется, съела самую большую порцию.
Впереди ее ждало блестящее будущее толстушки, влюбленной в мужчину, который всегда готов накормить ее до отвала!

108 просмотров
Теги: eating, bbw

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Видеоролики по теме

Красавица Irrena показывает своё роскошное полнеющее тело

Красавица Irrena показывает своё...

27 апреля 2017
Русская фиди Irrena с forfeed.ru показывает своё роскошное пышнеющее тело, трясёт большим животиком и позирует перед камерой.
Иррена примеряет наряд медсестры на своё роскошное пышнеющее тело

Иррена примеряет наряд медсестры...

3 мая 2017
Русская фиди Irrena с forfeed.ru пытается надеть свой старый костюм медсестры, но он больше не может вместить её роскошное пышнеющее тело.
Художник Павел с ForFeed.ru рисует ББВ модель Лейлу в Тайм Лепс

Художник Павел с ForFeed.ru...

6 мая 2017
Галерея рисунков Павла:

Комментарии